Темная темаНаверх

Отрывок из повести, пишущийся в настоящее время и еще не имеющей названия

© Наталья ЛОГИНОВА · Опубликовано 12.02.2020 г. · Время чтения ≈ 128 мин. · Просмотров: 349

Зона терминатора — участок Луны, не освещенный солнцем и погруженный во тьму.

Содержание

Предисловие

Глава 1. Маша

Глава 2. Соня

Глава 3. Андрей

Глава 4. Женя

Глава 5. Лена

Глава 6. Маша (продолжение)

Глава 7. Соня (продолжение)

Глава 8. Котя

Глава 9. Аня и Андрей (продолжение)

Глава 10. Женя (продолжение)

Глава 11. Маша (продолжение)

Глава 12. Лена (продолжение)

Глава 13. Котя (продолжение)

Глава 14. Соня (продолжение)

Глава 15. Андрей (продолжение)

Глава 16. Лена (продолжение)

Глава 17. Котя (продолжение)

Глава 18. Аня и Андрей (продолжение)

Глава 19. Маша (продолжение)

Глава 20. Лена (продолжение)

Глава 21. Соня (продолжение)

Эпилог. Глава 1. Аня и Андрей

Эпилог. Глава 2. Котя.

Эпилог. Глава 3. Лена

Эпилог. Глава 4. Женя.

Предисловие

Порой мне кажется, что человек, узнавший о диагнозе ВИЧ-инфекция, душой и мыслями попадает именно в такое место. Там он не один, но никого не видно, и ощущение присутствующих таких же, как он, не утешает. Перейти на светлую сторону уже невозможно. Чувство безысходности, одиночества, страха – накрывает как покрывало, сотканное из темноты. Кажется, что само зло вторглось в жизнь, разрушив все, ради чего хотелось жить и к чему стремиться. Как же до боли хочется, чтобы именно с той, светлой стороны протянули руку и не отпускали никогда. Тогда больше не страшно. Как будто внутри загорается маленький огонек, который помогает жить.

Эти слова – обращение к тем, кто находится по обе стороны. Попасть на темную сторону может любой. Но оказавшись там, можем ли мы рассчитывать на помощь светлой стороны? Помогли ли мы, когда кто-то в темноте с надеждой, затаив дыхание ждал нашей помощи, отчаивался и снова надеялся, что помощь обязательно придет?

Работать с такими пациентами порой сложно. Не все из них желают принимать поставленный диагноз. Осознание того, что помощь специалистов нужна, иногда приходит поздно. Непросто жить в обществе, которое отнюдь не желает мириться с присутствием в нем людей с ВИЧ-статусом. Как изменить сформировавшийся за годы негатив к болезни? Научить каждого относиться к человеку с диагнозом ВИЧ-инфекция как к личности? Вывести к свету тех, кто уже заболел, и тем самым подарить всем остальным надежду на будущее? Ведь только тогда возможно противостоять эпидемии.

Автор: Наталья ЛОГИНОВА / фото — газета «Нейва» | Зона терминатора
Автор: Наталья ЛОГИНОВА / фото — газета «Нейва»

Все истории реальные.

Глава 1. Маша

Машенька сидела в коридоре больницы и ожидала своей очереди на прием. Мысли крутились в голове, как калейдоскоп. Даже невозможно было понять, о чем именно думается на данный момент. Прошлое, настоящее, будущее, казалось, сплелось воедино. Почему-то ужасно неудобным был стул, наверное, самый противный в мире. И кто его сделал? И зачем кто-то его купил? Зачем он здесь стоит? И сколько, интересно, человек на нем раньше сидело? Что вообще за глупые мысли? Господи, как дальше жить? Почему раньше люди смотрели на меня по-другому? Или это только кажется? Нет, все-таки по-другому… Всего два месяца назад было все хорошо. Было счастье. Почему никогда не думала, какое счастье просто жить, не болеть, не сидеть у кабинета врача, тоскливо ожидая своей очереди, а заниматься беззаботно обычными делами. Чего так хотелось отдохнуть от всего? Это же и было счастье. Саша вернется с вахты через неделю. Как ему все сказать? А сказать нужно. Врачи велели поговорить с мужем обязательно и привести сдавать кровь. Он и так последнее время себя плохо чувствует. Приезжает домой совершенно больной. Два месяца отпуска лечится и снова уезжает. Маша уже несколько раз начинала разговор о том, что нужно искать работу в городе. Но где ее найдешь инженеру по буровым установкам? Да и там он был незаменим.

Господи, почему нельзя просто исчезнуть, как будто никогда ее и не было. Просто не жила, и все. Нет, нельзя. Как же маленькая Сашенька? Она их все… Любовь к ней даже нельзя измерить. Ей нельзя без мамы. Придется жить ради нее. Вариантов нет. Интересно, все, кто сидят в очереди, тоже ВИЧ-инфицированные, или просто пришли за чем-то другим? Интересно за чем? Как стыдно. Не встретить бы знакомых. Потом нужно успеть в магазин и бежать в садик. Ничего не радует. Какая тоска и безысходность.

Еще недавно Машенька «летала на крыльях» в прямом смысле этого слова. Было все. Муж, дочка, квартира, работа. Закончила с красным дипломом институт, и ей предложили остаться на кафедре в качестве преподавателя и методиста. Маша обожала свою работу. Нравилось читать студентам, от которых она мало отличалась, возможно, только ухоженной внешностью и красивой деловой одеждой, лекции. Маленькую, хрупкую и похожую на сказочную принцессу, ее обожали не только ученики, но и коллеги. Легкий доброжелательный характер, всегда хорошее настроение вызывало у окружающих только восхищение и обожание. И эта открытость миру, в котором казалось, она не замечала ничего плохого, а видела только добро, была совершенно естественной, без малейшего намека на фальшь или желания угодить кому-либо, всех вокруг делая добрее и лучше. Маше нравилось заниматься со студентами. Она с радостью бралась за курсовые и дипломные работы. Заполучить ее в качестве руководителя, было, как вытянуть счастливый лотерейный билет. Даже преподаватели со стажем уважали молодую коллегу за блестящую подготовку студентов к защите.

Ничего не предвещало беды, когда в институт пригласили специалистов-медиков для проведения ежегодной акции «Узнай свой ВИЧ-статус». Группа преподавателей, решила поддержать студентов и тоже сдать кровь. Очередь выстроилась достаточно длинная. Всем было весело. Тут и там слышались смешки по поводу предстоящего обследования и диагноза. Народ откровенно веселился. Лишь некоторые в очереди были напряжены по поводу предстоящей манипуляции. Скорее всего, просто из страха сдавать кровь. Молодежь из уважения пропускала преподавателей вперед.

Маша почти скороговоркой отвечала на вопросы молодой лаборантки по поводу рисков заражения. Ее откровенно забавляло, что медсестра так серьезно относится к предстоящей процедуре. Это ведь только акция, чтобы привлечь внимание к проблеме. Откуда в окружении близких Маше людей могут быть ВИЧ-инфицированные? Даже смешно. Но когда через несколько минут ей сказали, что для уточнения диагноза нужно пройти дополнительное обследование и это пока не окончательный результат, а глаза девушки, забравшей кровь, смотрели с жалостью и сочувствием, Маша чуть не потеряла сознание. Казалось, все происходящее это дурной сон, и она сейчас проснется. Плохо понимая, что ей говорят, она взяла листочек с адресом медицинского учреждения, куда нужно обратиться. Прочитать, что написано на бланке, никак не получалось. Буквы и цифры прыгали перед глазами, как живые. В ушах звучал голос лаборантки, так, как будто это замедленная съемка, врастяжку. Девушка пыталась успокоить Машу. Она все время повторяла, как будто извиняясь, что возможно произошла ошибка, и специалисты все проверят заново. Смысл слов доходил с трудом. Вот все хорошее и закончилось.

Еще каких-то тридцать минут тому назад у Маши было ощущение огромного счастья и казалось, что мечтать больше не о чем. Она полгода назад встретила мужчину. Случайно. Разговорились в очереди в магазине. Пакеты были тяжелые. Он предложил подвести до дома. Маша попыталась слабым срывающимся голосом, который не узнала сама, объяснить, что с незнакомым человеком не может поехать. Мужчина, засмеявшись, сказал, что его зовут Андрей и теперь они знакомы, это как в фильме «Форест Гамп», познакомились и можно ехать. Маша влюбилась сразу. В его красивое и почему-то родное лицо, голос, взгляд умных и добрых глаз. По дороге до дома он попросил подождать его пять минут и вернулся с огромным букетом белых роз. Невозможно было даже сосчитать, сколько цветов в букете. Все было похоже на волшебный сон. И просыпаться не хотелось. Пусть бы дорога домой была бесконечной. Большая дорогая машина плыла по городу, как корабль. Нежный аромат роз кружил голову. Машеньке безумно нравился этот чужой и в тоже время такой близкий мужчина. Казалось, роднее его нет никого на свете. Это чувство было таким огромным и светлым, что даже не было ощущения неправильности происходящего. Хотелось поделиться со всем миром своим счастьем. Ничего подобного Маша не испытывала в жизни.

В свои двадцать девять лет ей казалось, до сегодняшнего дня, что она знает про любовь все. Какая это была самонадеянная глупость. Любовь, оказывается, это совсем другое чувство. Это не доброе хорошее отношение, которое она испытывала к мужу, а совершенно другое новое ощущение счастья и радости. Казалось, что душа порхает на крыльях и от высоты и новизны полета захватывает дух. Маша даже не очень понимала, о чем они разговаривают и правильно ли она отвечает на вопросы. Это было совсем не важно. Можно было просто молчать, главным было находиться рядом. Отношения с мужем уже давно больше походили на привычку жить вместе. Не было потребности поделиться переживаниями или просто рассказать о своих достижениях на работе. А этому чужому мужчине хотелось рассказать о себя все. Она смотрела на него с восхищением и любовью. Господи, какой красивый мужчина. Маше казалось, что он совершенен. Хорошая, и наверное недешевая одежда, дорогой парфюм, красивая стрижка. Он бы безупречен во всем. И чего обратил внимание именно на Машу? Она даже не заметила, как Андрей довез ее до дома.

Глава 2. Соня

Женщина металась по комнате, от окна то к детской кроватке, то к входной двери, прислушиваясь к шагам на лестничной клетке и снова к окну. Почему так долго нет скорой? Илюша плакал без остановки. Хотя уже скорее жалобно кричал, как будто молил о помощи. Что можно понять и спросить у трехлетнего ребенка? На вопрос, где болит, он лишь плачет еще сильнее. Соня вновь набрала номер «скорой». Ответили, что машина уже едет, и она делала вызов всего десять минут тому назад.

Как бесконечно долго тянется время. Казалось, прошло уже больше часа. Наверное, всех соседей разбудили. Время первый час ночи. Опять будут жаловаться хозяевам комнаты на поздний шум, уже не первый раз. Сейчас приедет «скорая», и все будет, как обычно. Расспросы о том, когда заболели и почему. У них такая работа. Все время приезжают разные. А Соня действительно не знает, когда заболели и от чего. За последнее время проще сказать, когда они не болели. Если это можно так назвать. Участковый врач в детской поликлинике все время выговаривает, что они не с его участка и у него своей работы хватает. А те, кто снимает жилье на его участке, для него чужие. Еще больше он злится, когда из-за болезни Илюши, приходиться делать вызов на дом. Первое, о чем говорит, приходя в квартиру участковый, что нужно было самим ехать в поликлинику, а не гонять его по городу. Соня оправдываясь, объясняет, что температура высокая. Если не это, они бы сами пришли на прием. Видя в глазах женщины страх, участковый брезгливым взглядом в очередной раз осматривает съемную комнату и напоминает, что нужно жить по месту прописки, и пусть ваш доктор бегает по каждому чиху на адрес. Жить в комнате по месту регистрации уже год Соня не могла. После смерти старшего сына. Она даже за необходимыми вещами с трудом заставила себя сходить. Да кого это интересует? Разве расскажешь о своем горе врачу? Беда просто преследовала ее.

Сначала два года назад трагически погиб муж. Он просто не дошел до дома. Его до смерти забили в соседнем дворе, когда он возвращался поздно вечером с работы. Никого так и не нашли. Соня помнила все свои походы в полицию. Она еще долго наделась, что виновных найдут и накажут. Потом отчаявшись, просто переслала ждать. Илюше тогда был год, и каждый раз нужно было просить кого-то с ним посидеть. Свекровь сразу предупредила, что на помощь не рассчитывать. У нее своя жизнь. А ведь много лет назад точно также погиб ее собственный муж. Его убили в подъезде собственного дома. Артем, муж Сони был маленьким, когда погиб отец. И тогда также, виновных в преступление, не нашли. Как такое могло произойти в одной семье?

Соня не успела расплатиться с долгами за похороны мужа, как пришла новая беда. Трагически умер старший сын. Он был маминой надеждой и опорой. Отличник, курсант военного училища. Соня до мельчайших деталей помнила этот день. Ровно через сутки она ждала Никиту в отпуск. И вдруг поздно вечером позвонил приятель сына и сказал, что была драка, Никиту избили и его срочно нужно забрать из училища и вести в больницу. Денег на такси до другого города не было. Да их не было совсем. Все, что было, Соня потратила на продукты и заплатила за комнату. Так хотелось повкуснее покормить мальчиков. Соня позвонила свекрови с надеждой на помощь. Но та, выслушав, сонным голосом ответила, что помочь не может. И вообще все само решится. Нечего наводить панику. Соня не знала, у кого занять нужную сумму. Она была должна всем. Соседка согласилась остаться с Илюшей, но одолжить денег тоже не могла. Соня вышла на улицу в слезах. Ноги совсем не слушались. Чувство отчаянья было такое огромно, что казалось сердце, сейчас не выдержит.

Вдруг, совершенно чужой, мимо проходящий мужчина, остановился и спокойным голосом спросил, не нужна ли его помощь. Соня рыдая, пыталась рассказать, о случившемся горе. Голос срывался от всхлипываний. Наверное, трудно было что-то понять. Но он все понял. Молча, достал из кармана пачку купюр и подал женщине. Спросил, на какой адрес заказать такси и куда ехать. Дождался и усадил Соню в машину. Сам объяснил водителю, куда нужно отвести. Женщина была так потрясена происходящим, что даже не могла проронить не слова. Да она и смогла бы найти слова достойные его поступка. Соня смотрела на мужчину с благодарностью и по щекам текли слезы. На вопрос, куда вернуть деньги, незнакомец лишь улыбнулся и пожелал хорошей дороги.

Никиту она забрала из училища уже за полночь. Сын жаловался на головную боль, а ссадины и синяки по его словам это ерунда. Заживет. Говорил, что сам виноват. Просто он неосторожно упал. Повторял все, как заученный текст. Что в больнице нужно сказать об отпуске и неудачном падении. Но потерял сознание у подъезда дома. Хорошо еще, что таксист не успел уехать. Он, быстро уложил Никиту на заднее сиденье машины и помчался в больницу. По дороге связавшись с диспетчером, попросил предать дежурным врачам, чтобы встречали у входа с каталкой. Водитель не уехал, когда передал Никиту медикам, а вместе с Соней остался ожидать новостей. Но через десять минут они увидели, что в смотровую комнату бегут еще врачи. Каталку с сыном медики почти бегом повезли к лифту, на ходу делая искусственное дыхание. Медсестра приемного отделения строго велела ждать и продолжила работу.

Через полчаса зазвонил телефон. Выслушав все, что говорили, она подошла к Соне и попросила подняться вместе с ней в реанимационное отделение. Женщина, пыталась не отставать от медсестры, которая удалялась по коридору все быстрее. Из дверей реанимации к ним навстречу вышел врач. Он, как будто извиняясь, за то, что не смог помочь, говорил Соне о травме не совместимой с жизнью и что время упущено и нужно было привести раньше, и что вскрытие покажет все точнее. Последние слова Соня уже не слышала. Очнулась она на полу от едкого запаха нашатыря. Несколько секунд не могла понять, где находится и кто эти люди вокруг нее. Но вдруг разом вспомнила все до мельчайших деталей. Соня тихо, протяжно, без слез, завыла. Наверное, так воет любое живое существо, потерявшее своего детеныша.

В дверь позвонили. Соня торопливо открыла дверь. И чтобы не терять время, с порога стала рассказывать, какая температура, когда появилась. Она боялась, что расспросы займут драгоценное время, а Илюша больше не может ждать. Молодой врач подошел к ребенку. Потрогал пылающую жаром голову. Завернул Илюшу в одеяло и поднял на руки. Сказал, что нужно ехать в больницу, а там уж разберутся, что делать дальше. Велел Соне собрать необходимые вещи и идти за ним следом.

Глава 3. Андрей

Андрей готов был прыгать от счастья, как маленький. Улыбка не сходила с лица. Наконец-то он оказался рядом с этой девушкой. Уже несколько месяцев, как он наблюдал за ней со стороны, не решаясь подойти и заговорить. Казалось, он знал о ней все: когда приходит в магазин, какие продукты обычно выбирает. Как внимательно, сморщив носик, читает, что написанное на этикетках. Маленькая, похожая на фарфоровую куколку, набирает полную корзину продуктов. Уже несколько раз Андрей пытался заговорить, но всегда неведомая сила страха, что она не захочет его слушать, останавливала. А сейчас он стоял прямо за ней и вдыхал необыкновенный аромат, исходящий от копны рыжих волос, который был похож на запах полевых цветов после дождя. Андрею казалось, что так должно пахнуть счастье. Вот сейчас он соберется с духом и предложит ей свою помощь. Ему так хотелось позаботиться о ней: не позволять носить тяжелые сумки с продуктами, не ходить по улицам в мороз или дождь. Сердце сжималось от боли, что этой женщине может быть плохо, холодно или просто тоскливо. Если бы ему только позволили о ней позаботиться! Андрей стоял за ее спиной и был счастлив этой близостью. Неужели он снова что-то чувствует? Казалось, что желание любить и заботиться о ком-то осталось в прошлом навсегда.

Раньше Андрей жил совсем другой жизнью. Подчас ему самому казалось, что этого и не было вовсе. После окончания института он быстро поднимался по карьерной лестнице. Повышение с должности на должность происходили с необычайной скоростью. В двадцать восемь лет он уже руководил достаточно большим предприятием. Успех и достаток сопутствовали всем начинаниям. Про таких, как он, в народе говорят «ветер в спину». С Аней Андрей познакомился еще будучи студентом. С самой первой встречи он понял, что она его судьба. Анюта в один миг стала для Андрея самым необходимым человеком жизни. Умная, заботливая, необыкновенно красивая девушка была и любимой и другом. С ней можно было говорить обо всем, доверять самое сокровенное. Анюта просто любила его и принимала любым. Ей было неважно, богат он или беден, красив или уродлив, удачлив или нет. Андрей доверял девушке беспредельно, зная, что если даже останется нищим, она будет с ним. Друг без друга жизнь просто теряла смысл. Они были как половинки одного целого.

Анюта закончила учебу в медицинском институте на год раньше Андрея. Он всегда поражался, какой у этой маленькой, хрупкой девочки сильный характер. Выбор профессии хирурга не удивил никого из знакомых. Аня была лучшей студенткой на кафедре и все пророчили ей блестящее будущее. Они так подходили друг другу в упорстве и желании достичь самых высот в профессии. И не потому, что мечтали о престиже и обеспеченном будущем, а получали удовольствие от самого процесса обучения.

Анюте предложили место штатного хирурга в областной клинической больнице. И она начала, как часто шутил Андрей, «резать и лечить». Сутками пропадала на дежурствах, брала все дополнительные смены за отпускников и заболевших. Андрей любяще ворчал, что они совсем не видятся, наверное, нужно заболеть, чтобы они провели время вместе. Возвращаясь, домой между бесконечными дежурствами, Аня наводила порядок, готовила, стирала, гладила. Она все делала с любовью. Она так жила. Радуясь каждому дню. Анюта будто боялась не успеть сделать, как можно больше. Дома появились и остались жить навсегда, два подобранных на улице и вылеченных кота, которые безумно любили спасительницу и ходили за ней по пятам, глядя беспредельно обожающими глазами. Казалось, что заботиться обо всех, кому хоть сколько-то нужна помощь, и есть ее жизненное предназначение.

Наконец-то закончились бесконечные переезды по съемным квартирам. Андрей стал хорошо зарабатывать, и они с Аней купили квартиру в новом элитном жилом комплексе. Казалось, что все трудности остались в прошлом, а впереди только радость и счастье. Ане предложили, не смотря на возраст возглавить хирургическое отделение. Бывший заведующий, известный в городе профессор, уезжая на постоянное место жительства к сыну за границу, дал самую лестную характеристику своей протеже.

День начался замечательно. Вечером Аня с Андреем были приглашены на торжество по поводу прощания с бывшим руководителем в его загородный дом. Оба взяли накопившиеся за долгое время отгулы на работе и следующим утром улетали на море к родителям Андрея, которые каждый год тщетно ждали детей в гости. Отец Андрея, бывший офицер северного флота уже десять лет был в отставке. Они с мамой решили перебраться из заполярного Мурманска, в Крым, ради детей и будущих внуков. Купили дом с видом на море. Настроение было просто замечательное. Полдня Анюта с Андреем потратили на покупку подарков и пляжного гардероба.

Погода была чудесная. Теплый августовский вечер, когда тепло уже не такое как в июле, а мягкое, нежное, ласкающее. Машина, выехав из пыльного города на трассу, и стала набрать скорость. Казалось, что жизнь будет, как эта дорога ровная, длинная, светлая. Андрей с Аней еще издали увидели — впереди происходит что-то страшное. Огромную фуру на скорости разворачивает поперек дороги и по инерции движет вперед, а ехавшую следом легковую машину несет прямо под нее. Водитель «Логана», пытается тормозить, но на такой скорости его начинает крутить как волчок, прямо под колеса железного монстра. Стало понятно, что трагедия неминуема. Сцена происходящего, больше напоминала на кадры из фильма. Казалось, что сейчас оператор крикнет — «стоп, снято» и все закончится. Но все это было в реальном времени.

Анюта выскочила из машины, только Андрей успел затормозить. Почти в тоже время водитель остановившейся фуры, с трудом выбравшись из кабины, побежал к легковому автомобилю. Точнее сказать к тому, что от него осталось. Но, увидев картину произошедшего, повел себя странно. Как подкошенный он рухнул на асфальт, и раскачиваясь из стороны в сторону, принялся вначале судорожно хохотать, а за тем упав, разразился рыданиями. Все его тело содрогалось от плача. Сквозь слезы он, не понятно к кому обращаясь, молил о помощи.

Андрей, выйдя из автомобиля, стоял в оцепенении. Ему на какое-то мгновение показалось, что он наблюдает как, что-то страшное и темное отгородило этот участок дороги от всего мира. Повсюду вокруг светило солнце, а здесь был мрак. Ощущение вторжения зла было настолько реальным, что наводило не человеческий ужас. Андрею было трудно дышать. Воздух вдруг стал невероятно тяжелым, и казалось, тянул и давил к земле. Лишь одна мысль крутилась в голове и объясняла происходящее. Это «разгул Сатаны», страшный спектакль, а они актеры трагедии по чужой злой воле.

Только Анюта могла думать, принимать решения и действовать. Она быстро осмотрела водителя фуры, тряхнула его за плечи, ударила ладонью по лицу, и строго велела ей помогать. Мужчина тотчас вышел из транса и как ребенок с надеждой на чудо, закивал головой. Он готов был выполнять любые приказы этой маленькой женщины. Аня окрикнула Андрея и велела принести ей из машины аптечку. Открыв коробку, она вопросительно посмотрела на Андрея и он понял. Два дня тому назад он помогал ставить другу «запаску» и забрал из аптечки перчатки. Не хотел испачкать руки. Собирался положить новые перчатки и забыл. Дурак. Анечка ему постоянно твердила, что в машине всегда должны быть перчатки. В дороге может случиться всякое. И они всегда были. А сейчас их нет. А беда случилась. Аня попросила Андрея звонить к ней в больницу и вызывать помощь, объяснив, где они, и что случилось, а сама принялась осматривать пострадавших. В «Логане» находилось трое. Все они не подавали признаков жизни. На месте водителя – мужчина лет тридцати. Голова, которого была в крови и как-то неестественно повернута, а руль вдавился в грудь. Его Анечка осмотрела первого, и по ее лицу Андрей понял, что ему помощь уже не нужна. За ним в детском кресле был ребенок. Мальчик был жив. Опасаясь, что могут быть скрытые травмы, помимо порезов на лице и ручках, Аня велела мужчинам доставать малыша из машины вместе с креслом. Андрей с водителем принялись вызволять ребенка. Только после этого стало возможно добраться до его матери, но достать ее из груды искореженного железа самостоятельно оказалось невозможно. Она была зажата в машине почти со всех сторон. Женщина истекала кровью.

Аня видела, что повреждения слишком серьезные и в этих условиях она мало что может сделать. При хорошем раскладе помощь будет через тридцать минут. Это очень долго. Столько время у пострадавшей нет. Аня видела, что кусок железа, пригвоздивший женщину к сиденью автомобиля, повредил бедренную артерию. Наложить жгут было невозможно. Доступ к ноге был лишь с одной стороны. Оставалось прижать поврежденную артерию выше раны и молить о скорейшей помощи. Аня не могла допустить, чтоб малыш, который уже лишился отца, в один день стал круглым сиротой. Она этого не допустит. Ведь она хороший хирург. И зачем тогда все ее знания? Чего тогда она стоит как врач? Ведь ее учили лучшие доктора, и готовили, в том числе и к такому. Анечка ощутила боль в руке. Видимо порезала руку о рваный край железа, когда останавливала кровь. Но это было не важно. Главное, что кровотечение удалось на время почти остановить. Рука затекла и стала неметь от напряжения. Красивое нежно-розовое платье от «Версаче», которое Андрей привез из Милана неделю тому назад, за несколько минут превратилось в багрово-коричневую тряпку. Ане казалось, что прошла уже целая вечность. Она уже почти не чувствовала рук, когда услышала звуки приближающейся помощи.

Глава 4. Женя

Мужчина лежал на кровати, смотрел в потолок, и понимал, что умирает. С одной стороны он невыносимо устал от ужасного состояния и непрекращающихся болей, а с другой стороны не мог себе этого позволить. Как оставить дочку? Она только в этом году пошла в школу. Кто станет будить ее по утрам и провожать на занятия? Ходить на собрания и выпускные вечера. Да просто любить и заботиться о ней. В палате вместе с Женей было еще двое мужчин. Но сейчас они куда-то ушли, и можно было побыть одному.

Соседи по палате попались разговорчивые. Они с удовольствием обсуждали спортивные новости, свои болезни и проблемы, пытаясь втянуть в разговор Женю. Поддерживать беседу не было желания. Да и он и не знал, что говорить. Обманывать не было сил, а говорить правду нельзя. Да и кто поймет эту правду? Он сам не понимал, почему загнал себя в угол, из которого нет выхода. Говорят, что выход есть всегда, а у него его не было. Все слишком поздно. Женя был благодарен врачам и медсестрам, что они его не презирают, а жалеют и стараются помочь насколько это возможно. Только время от времени то один, то другой интересуются по поводу болезни. Они пытаются и не могут понять, почему он не лечился раньше. Как скажешь людям, что всей душой верил, что ВИЧ-инфекции не существует вообще. Все это выдумки фармацевтических компаний, которые имеют с обманутых пациентов прибыль. Женя прочитал в интернете всю информацию о ВИЧ-инфекции. Особенно его интересовали теории СПИД-диссидентов, «последователей Дюсберга». С кого теперь спросишь? Где они, когда стало совсем плохо? Сам виноват.

Женя рано остался без мамы. Она умерла, когда ему было пять лет. Они долго жили с папой вдвоем. Им было хорошо вместе. Папа старался делать все, чтоб Женя не чувствовал, что живет в не полной семье. Бабушка с дедушкой тоже отдавали всю свою любовь внуку. Возили отдыхать к морю, покупали все, что Женя хотел. Папа частенько ворчал на них, считая, что они балуют и портят внука. Хотя сам поступал также. Женя всегда был окружен любовью и заботой. Но только он знал, как продолжал завидовать друзьям, у которых были мамы, даже повзрослев.

Когда Женя стал встречаться с Дашей, а она познакомила его с родителями, он сразу стал считать маму девушки родным человеком. Женя всей душой полюбил совершенно чужую женщину. Ему даже казалось, что она похожа на его родную маму. Уже взрослый мужчина, относился к теще с трепетной любовью маленького мальчика. Он уважал и заботился о ней. Любую просьбу или решение этой женщины Женя выполнял не обсуждая и не споря. Ему казалось, что все, что она говорит или делает, не может быть неправильным. Ведь она мама. А мама всегда все знает.

Первой о диагноз ВИЧ-инфекция поставили Даше, когда через год после свадьбы забеременела и стала наблюдаться в женской консультации. Теща, узнав от дочери новость, запретила даже разговаривать на эту тему. Она все время твердила о том, что это медики специально придумывают. Им это выгодно и за это они получают деньги. Уверяла, что ВИЧ-инфекции нет. Она сама звонила и ругалась с врачами. Обвиняла их в обмане, оговоре ее дочери. Угрожала, что они ответят в суде, если с беременной Дашей что-то случится. Женя был благодарен ей за заботу. Если бы можно было вернуть все назад. В тот день, когда Даше поставили диагноз ВИЧ-инфекция. Он бы все сделал правильно. В детстве Женя любил читать фантастику. Как хорошо было бы сейчас перенестись в прошлое и все изменить…

Глава 5. Лена

Женщина проснулась, с тоской посмотрела на часы и поняла, что пора вставать. Последнее время она постоянно опаздывала на работу. Сил подняться, заставить себя умыться, и одеться не было. Про завтрак Лена старалась даже не думать. От одной мысли о еде, к горлу волной подкатывала тошнота. Она забыла, когда нормально кушала, и был аппетит. Уже несколько месяцев не могла себя заставить приготовить для сына завтрак и ужин. Слава богу, что он обедал в школе, а вечером мама приносила еду и помогала по дому.

Лена чувствовала, что температура снова поднимается, но взять больничный лист больше нельзя. Год только начался, а она уже три раза не выходила на работу. Да и участковый терапевт, задавал вопросы, которых женщина боялась больше смерти. Но в коридоре его всегда ожидала очередь, и разбираться в состоянии Лены, у него не было ни времени, ни желания. Женщина отвечала на дежурные вопросы врача, которого видимо мало смущал тот факт, что с каждым приемом ее вес уменьшается минимум на пять килограммов, а насморка и кашля так и не появляется. Диагноз острого респираторного заболевания, устраивал их обоюдно. Через неделю пребывания на больничном листе, пациентка сообщала, что ей якобы становиться лучше и пора на работу. Лена давно знала сама, что с ней происходит, но не была готова смириться и принять это. Видимо пришло время. А ведь Лена до последнего верила, что хорошо будет всегда. Казалось, что поставленный когда-то диагноз, это нелепая ошибка. Минуло уже тринадцать лет с того времени, когда Лена впервые узнала о том что заразилась. У нее тогда шел третий месяц беременности. Сначала девушка хотела прервать это незапланированное «счастье», но мама запретила и настояла на своем. Пришлось идти в женскую консультацию и вставать на учет. Лена и представить себе не могла, что когда-то станет матерью одиночкой. С поклонниками никогда не было проблем. Все подруги не скрывали зависти вниманию к Лене представителей сильного пола. А теперь она была одна и в графе отец ребенка, поставлен прочерк. Девушке, почему-то представлялось, что все ее осуждают. Женщины, ожидавшие своей очереди на прием у кабинета. Медицинский персонал женской консультации. Наверное, у них есть мужья, и только она никому не нужна. Но оказалось, что все переживания Лены по поводу одиночества это только полбеды, а беда поджидает впереди. После сдачи анализов крови необходимых при беременности, выяснилось, что у Лены ВИЧ-инфекция. Врач, наблюдавшая женщину и сообщившая о диагнозе, смотрела с плохо скрываемой жалостью. В ее взгляде был очевиден вопрос. Как тебя угораздило? Как ты дальше будешь жить? Но прерывать беременность было уже поздно.

Лена отдыхала с подругой в Адлере, когда познакомилась с Вадимом – отцом ее будущего ребенка. Он подошел к ним на пляже и сразу произвел впечатление достаточно умного, веселого и как оказалось не бедного молодого человека. Он не только был высоким, красивым, загорелым, кареглазым брюнетом, но и интересным собеседником. Вадим смешил девушек, читал стихи, угощал мороженным, а вечером пригласил в кафе. Подруги сами не заметили, как влюбились, но вскоре стало понятно, что предпочтение он отдает Лене, а Таню приглашает просто из вежливости и для компании. Между подругами сразу пробежал «холодок». Они вместе снимали комнату в частном доме. Уже третий год девушки брали отпуск на работе и в одно, и тоже время. И по предварительной договоренности с хозяйкой дома на юге, заказывали билеты на самолет и летели к морю.

Все пошло, как обычно до знакомства с Вадимом. Подруги купались, загорали, вечером ходили в ближайший санаторий на дискотеку. Но после посещения кафе с новым знакомым, Таня проплакала всю ночь и утром объявила, что устала от жары и хочет домой. Никакие уговоры Лены не изменили ее решения. Вадим, казалось, был даже рад такому повороту событий. Он проводил Таню в аэропорт, расплатился с квартирной хозяйкой за не дожитые подругами у нее дни и увез Лену к себе. Как оказалось, молодой человек снимал прекрасный особняк с видом на море. Лена раньше никогда не была в таких дорогих домах, где каждая вещь казалось, кричала о своей ценности. Она простая девчонка из провинции, которая весь год отказывала себе во всем, чтобы летом поехать на море, вдруг очутилась в сказке. Вадима откровенно забавлял восторг и искреннее удивление Лены, окружающей роскошью. Она была похожа на Золушку, случайно попавшую во дворец.

Разобрав чемодан и разложив вещи Лены по полочкам в комнате для гостей, молодые люди отправились купаться. Море было совсем рядом. Оказалось, что от дома к пляжу спускается вымощенная мозаикой дорожка, которую сверху было почти не видно из-за кустов роз, обрамлявших ее с двух сторон. Лена даже представить не могла такой красоты. Пляж оказался частным. Там не было никого. Горячий песок, по которому они шли, был настолько чистый и светлый, что напоминал содержимое песочных часов. Пляж с двух сторон был отгорожен от остального мира скалами. Это было уединенное и необыкновенно красивое место. Лена никак не могла понять, зачем Вадим ходил на городской пляж, где они познакомились? Молодой человек скинул с себя всю одежду, и тем самым, как будто показывая, что стесняться некого, они одни. Лена смущаясь, тоже разделась. Вадим внимательно посмотрел на девушку, и она по его взгляду поняла, что он восхищен ее красивым телом. Мужчина подошел, обнял, поцеловал Лену и сказал, что такую красоту преступление прятать под одеждой. Девушка успокоилась и перестала стесняться.

Вечером был запланирован поход в ресторан, где подавали морепродукты. Через три дня Лена должна была улететь домой. Отпуск заканчивался через неделю. Ей нужно было возвращаться к своим обязанностям в «Рекламном агентстве», где уже несколько лет работала специалистом по связям с общественностью. Она все наделась, что Вадим предложит остаться, и они теперь всегда будут вместе. Но мужчина старался избегать серьезных разговоров. Лена только знала, что он живет в Москве, работает программистом в большой компании и по работе часто бывает за границей. Через неделю он улетал в Лондон. Когда вернется, пока не знал. Командировка обещала быть длительной. Вадим все время уходил от разговора о будущем. Говорил, что сейчас они вместе и хорошо, а что будет дальше, не знает никто.

Три последних дня молодые люди не расставались ни днем, ни ночью. Купались, загорали, занимались любовью прямо на пляже. Вещи с полочек из комнаты для гостей переместились в спальню хозяина. Лена была счастлива. Такая любовь не может закончиться. Вадим, конечно же, любит ее. Все будет хорошо. Он ничего не обещал. Но зачем слова, когда и так все понятно? Вадим проводил Лену в аэропорт. Поцеловал, погладил по волосам и сказал, что он всегда «на связи». Но когда самолет приземлился в родном аэропорту «Кольцово», а она хотела обрадовать любимого, что все в порядке, его телефон был не доступен и больше не включился никогда.

Лена с трудом сползла с постели. Она ощущала себя старой и больной. В ванной в очередной раз, увидев себя в зеркале – заплакала. На нее смотрело совершенно чужое, незнакомое лицо. Как будто злая ведьма наложила заклятье, и вместо милой, симпатичной женщины, она видела отражение старухи с запавшими глазами и измученным лицом. Принять обычный утренний душ, даже не стала пытаться. Лена уже давно перестала делать макияж. Провела щеткой по волосам. Или вернее сказать тем, что от них осталось. Раньше было невозможно прочесать копну длинных, вьющихся, каштановых волос, а теперь они стали серые, безжизненные, жидкие. Казалось, что из них, так же, как и из самой хозяйки, ушла вся жизненная сила. С огромным усилием Лена оделась. Вся одежда стала безнадежно велика. Похудела килограммов на двадцать не меньше, пробежала в голове мысль. Лене страшно было вставать на весы. Ее ранее красивое тело, стало похоже на фигуру подростка. Женщина вышла на улицу, предварительно заказав такси. Хорошо, что сын вчера остался у мамы и не надо собирать его в школу. Холодный февральский ветер пронизывал насквозь. Замораживал каждую клеточку измученного болезнью тела.

Как только Лена зашла в офис агентства, коллеги сообщили, что ее ждет Василиса Премудрая. Так в шутку и любя они называли свою начальницу. Василиса Викторовна, в зависимости от ситуации, становилась то Прекрасной, то Премудрой. Руководительница агентства действительно была незаурядной личностью. Исключительно умная, красивая, интеллигентная и в тоже время деловая женщина. Необыкновенно редкое сочетание качеств на сегодняшний день. Если у кого-то из сотрудников, что-то случалась — бежали к ней быстрее, чем к родной маме.

Лена робко постучалась в кабинет. Василиса Викторовна, окинула ее внимательным взглядом умных и красивых глаз, от которых ничего нельзя было скрыть. Она не стала отчитывать за очередное опоздание, а спокойно велела одеться и в сопровождении эскорта из двух молодых программистов агентства, ехать в поликлинику к терапевту. Она уже договорилась и Лену ждут. Ну вот, сейчас все раскроется…

Глава 6. Маша (продолжение)

Маша ожидала своей очереди в кабинет врача. Немного успокоившись, она стала рассматривать пациентов, сидевших рядом с ней в коридоре. Женщина поразилась тому, как плохо они выглядели. Трудно было назвать этих людей здоровыми. Неужели она, через время будет выглядеть также? Маша была благодарна медсестре, которая, не называла имен и фамилий, а просто приглашала пройти в кабинет тех, у кого подошла очередь.

На пороге учреждения появился Андрей, они не договаривались заранее о встрече, но Маша была рада, что он пришел. Как только она узнала о поставленном диагнозе, сразу все ему рассказала. Не могла скрывать от любимого, какая беда нависла над ними. Но Маша просила дать ей время на прохождение повторного обследования. Женщина надеялась, что положительный результат на ВИЧ-инфекцию, ошибочный. Ведь она даже не болеет и чувствует себя совершенно здоровой. Андрей сел рядом, обнял и поцеловал Машу. Он тоже ждал результат теста на ВИЧ-инфекцию, который сделал несколько дней тому назад. Но мужчина для себя уже все решил. Любой ответ, полученный сегодня не сможет повлиять на их отношения. Андрей никогда не расстанется с любимой женщиной. В этот раз он сделает все как надо и не позволит, забрать у него навсегда родного человека.

Медсестра позвала Машу в кабинет. Женщина покорно последовала за ней. Но, увы, чудо не произошло. Полученный повторный анализ, только подтвердил предыдущий. Маше сказали, что она поставлена на диспансерный учет и объяснили какие еще нужно пройти обследования. Врач смотрела на нее доброжелательно. В ее взгляде не было даже намека на осуждение или неприязнь. Маша, решила спросить, почему пациенты в очереди так плохо выглядят. Доктор улыбнувшись, попросила медсестру дать карты тех, кто ожидал приема. И спокойным голосом заверила Машу, что ней это не грозит. Со слов врача они слишком долго не приходили, а сейчас их нужно уже не просто наблюдать и лечить, а спасать. Медсестра напомнила, что они ждут на прием ее мужа. Записываться предварительно не нужно. Маша поблагодарила и вышла из кабинета. Настроение после посещения врача значительно улучшилось. Паника, страх, отчаяние, которые просто душили женщину, все последнее время – отступили. На их место пришло небольшое успокоение, и вернулась надежда на будущее. Она поверила — эти замечательные специалисты ей помогут. Только сейчас Маша отчетливо поняла, что невозможно жить, когда впереди ничего нет. Одна беспросветная мгла. На улице солнце, а Маше до посещения врача, казалось, что глубокая ночь. Эта всепоглощающая темнота, была не только вокруг, но и внутри. Казалось, саму душу закрыли в темнице под замок. Как немного нужно человеку, когда ему плохо и страшно. Понимание. Уважение. Сочувствие. Доброта. Господи, какие они хорошие люди! Я обязательно буду жить, улыбаясь самой себе, подумала Маша.

Подошла очередь Андрея, и он исчез за дверями кабинета. Пять минут ожидания, показались целой вечностью. Казалось, Маша переживала за его здоровье еще больше, чем за свое собственное. Раздался телефонный звонок. Это был муж. Голос на другом конце провода едва слышался. Маша ничего не могла понять. Через минуту трубку взял кто-то другой и стал объяснять, что Саша очень болен и его в сопровождении коллеги отправляют домой. Завтра они приедут в восемь вечера. Нужно встретить на вокзале и сразу вести Сашу в больницу. Маша поняла, что дело совсем плохо. До окончания вахты была еще почти неделя. В это время Андрей вышел из кабинета врача. По его лицу Маша поняла, что все в порядке. Теперь все ее мысли стали заняты тем, как и с кем, встречать Сашу. Свекрови Маша пока не хотела ничего говорить. Она все равно не сможет поехать за сыном. С внучкой оставаться больше некому. Машина мама, Виктория Андреевна, уже семь лет жила во Франции. После трагической гибели мужа, ее пригласили туда преподавать русский язык в университете. И теперь родственников, к которым в трудную минуту можно обратиться за помощью, кроме свекрови не было. Наталья Петровна, Сашина мама, стала для Маши, близким и родным человеком. Хоть и обращалась к ней девушка имени и отчеству, но любила свекровь и доверяла все свои тайны. Маша и про Андрея сразу все рассказала. Наталья Петровна, хоть и расстроилась, но отношения между женщинами остались теплыми. Свекровь любила Машу и внучку. Подчас девочки для нее, как она их называла, были ближе и роднее сына. Маша уже хотела позвонить коллегам по работе, чтобы попросить о помощи, но Андрей сказал, что не нужно никого искать. Он сам поедет на вокзал встречать Сашу, А Машу заберет из дома завтра в шесть вечера. Поезд прибывал в двадцать часов по местному времени на вокзал города Екатеринбурга. Андрей мог доехать туда приблизительно за час с небольшим, но решил, отправиться, раньше опасаясь опоздать, попав по дороге в «пробки».

Он забрал Машу, как и обещал в назначенное время. Понимая, что она волнуется из-за не совсем нормальной ситуации, пообещал представиться ее знакомым. Андрей и сам понимал, что сейчас не время говорить Саше о них с Машей. Как он и предполагал, успели на вокзал только к прибытию поезда. Проводница, выйдя из вагона, сразу поняла, кого они встречают, и попросила Андрея помочь сопровождающему Сашу мужчине, спустить его на перрон. Маша даже не предполагала, что все так плохо. Но когда увидела мужа, обомлела. Он был почти в бессознательном состоянии. Похудевший еще больше, он не мог даже передвигаться без посторонней помощи. Мужчины донесли Сашу до машины и уложили на заднее сиденье. Кирилл, так звали коллегу по вахте, сопровождавшего мужа, посоветовал везти его сразу в больницу. Мужчина рассказал, как тяжело они добирались, и он очень боялся, что не успеет доставить Сашу домой. Оказалось, муж несколько лет был его начальником, и теперь Кирилл искренне переживал о том, как они без него будут работать. Мужчина передал Маше увесистый конверт. Объяснил, что там зарплата, и собранные для Александра Дмитриевича деньги. Говорил, все очень уважают и переживают за его здоровье. Попросил Машу звонить, если будет нужна помощь. Женщина поблагодарила Кирилла. Они попрощались, и машина Андрея повезла Сашу в родной город.

Глава 7. Соня (продолжение)

Карета скорой помощи доставили Соню с сыном в больницу. Слава богу, кроме них поступающих не было, подумала женщина. Медицинская сестра, встретившая в приемном отделении, забрала документы для оформления истории болезни и отправилась звать врача. Соня давно уже знала в лицо и по имени всех, кто здесь работал, а эту видела в первый раз. Анастасия Валерьевна, врач приемного отделения, увидев Илюшу, ахнула. Вас ведь только две недели назад выписали. Как же вы снова заболели? Но видя состояние мальчика, стала торопливо его осматривать, чтоб быстрее отправить в палату и начать лечение.

Медсестра, оформлявшая документы, оторвалась от своей работы и принялась расспрашивать об отце Илюши. Соня удивилась, почему ее интересует муж, который умер уже два года тому назад. Она даже представить не могла, что именно это сейчас и является важным. Медики вышли в коридор. Медсестра, стала, что-то рассказывать и объяснять доктору. Через минуту они вернулись в комнату и выглядели встревоженными. Соня понимала, что-то произошло. Но, почему все обсуждения велись без ее присутствия? Женщина хотела, но боялась спросить. Предчувствие, чего-то очень нехорошего, сдавило сердце, как тиски. Анастасия Валерьевна, тоже стала расспрашивать Соню о здоровье покойного мужа, и выяснять, не болел ли он. Нет, он никогда не болел. Вопросы продолжились, но уже про то, как она сама наблюдалась во время беременности. В каком сроке встала на учет в женской консультации и все ли необходимые обследования делала вовремя. Соня еще больше не понимала в чем дело. Беременность с Илюшей протекала замечательно. Это был долгожданный, запланированный ребенок. Соня прилежно выполняла все назначения гинеколога. Только уже на большом сроке, сильно заболела. Поднялась высокая температура, которую не могли снизить даже в больнице. Соню госпитализировали, потому, что медики опасались за возможные осложнения или преждевременные роды. Но через неделю температура спала и Соню выписали домой. На этом вопросы закончились, и медсестра проводила их с Илюшей в палату.

Ну, скорее бы уже поставили какие-нибудь уколы, думала женщина. Ее маленький сын за свои три года уже так к ним привык, что даже не плакал, а еще успокаивал маму, видя, как она переживает. Врач пришла в палату и попросила Соню подписать разрешение на забор анализа крови на ВИЧ-инфекцию у ребенка и у не самой. Она рассказала, что бывший муж Сони за несколько лет до того, как погиб, был поставлен на учет с этим диагнозом, но наблюдаться у врача — отказался. Они не имели права сообщать жене о заболевании без его разрешения, а он его не дал. И если бы не та медсестра, которая сегодня дежурит в приемном отделении – дело могло закончиться плохо. Именно она догадалась, кто папа ребенка, когда оформляла карту Илюши при поступлении. Ее основное место работы там, где наблюдают пациентов с ВИЧ-инфекцией. Анастасия Валерьевна пояснила, что и после смерти человека они не могут нарушать тайну болезни, но дело слишком серьезное. Соня не могла поверить в то, что Артем мог так с ними поступить. Но это теперь было для нее не важно. Она была согласна на любые анализы, только бы узнать, что с ребенком. Соня если честно даже не очень много знала об этой болезни. Сейчас для нее главное это здоровье Илюши. Кроме сына у Сони никого не осталось.

На следующий день в палату пришла заведующая детским отделением, которая обычно наблюдала и лечила мальчика в больнице. Светлана Викторовна сообщила, что из лаборатории уже позвонили и подтвердили, предполагаемый диагноз. Но кровь необходимо еще раз проверить. Хотя можно уже с уверенностью сказать, что и Соня и ее сын оба инфицированы. Видимо отец ребенка заразил ее во время беременности. Это объясняет, то, что анализы, которые женщина сдавала в женской консультации, ничего не показывали. А Соня уже в свою очередь передала вирус сыну. Это могло быть во время беременности, родов или, когда она полтора года кормила ребенка грудью. Нужно было давать Илюше молочные смеси. А грудное вскармливание в такой ситуации не допустимо. Соня стояла в оцепенении. Значит, она сама навредила сыну, и он страдает из-за нее? Но ведь в детской поликлинике педиатр всегда говорил, что ребенку нужно грудное молоко. Соня не могла понять, почему ей не сказали раньше? Ведь она добросовестно выполняла все назначения. Светлана Викторовна, рассказала, что без веской причины кровь на ВИЧ-инфекцию у детей не берут вообще. У Сони по щекам текли слезу. Она пыталась, но не могла ничего сказать. Слова застревали в горле, язык вдруг стал сухим и прилип к небу, а голос пропал. Но ведь Илюша почти с рождения наблюдался в областном гематологическом центре и три недели назад обследован врачебной комиссией для поступления в детский сад. Неужели никто из огромного количества медиков не понял, что с ребенком? Когда Соня пыталась узнать, почему лечение совсем не помогает и анализы крови не становятся лучше, все обвиняли ее в плохом питании сына. Она сама могла остаться голодной, но Илюшу кормила хорошо. У него и так был плохой аппетит. Соня всегда готовила для сына, только то, что он любит.

Заведующая, выслушав все жалкие попытки Сони объяснить, лишь пожала плечами. Теперь нечего искать виновных. Ваш бывший муж виноват и больше никто. Сейчас нужно думать, что делать дальше, а не плакать. Светлана Викторовна, объяснила, что для назначения лечения нужны дополнительные обследования, но это делается не быстро, а пока они будут поддерживать здоровье Илюши и кормить его организм через капельницы. Соня и сама понимала, что сейчас от поиска виновных легче сыну не будет. Нужно взять себя в руки и слушаться врачей. Они обязательно Илюше помогут. Ведь теперь хотя бы стало понятно, почему он болеет и можно назначить правильное лечение. Нужно верить. Уговаривала себя женщина. А сын все плакал и плакал.

Глава 8. Котя

Мальчик сидел на краю своей кроватки и испуганно смотрел на маму. Костя в свои пять лет давно привык, что ей бывает плохо. В дом часто приходили мало знакомые дяди и тети, с которыми мама, почему-то закрывалась на кухне, и через некоторое время всю квартиру заполнял едкий неприятный запах. В такие дни мальчик знал, что нельзя выходить из комнаты, а после ухода гостей, мама становилась другой. Она могла быть доброй и все разрешать, или злой, ругая подчас Костика без всякой на то причины. Но сейчас он был испуган сильнее, чем обычно. Мама то смеялась, то плакала, то принималась рвать на себе одежду и волосы. Котю, как всегда Катя называла сына любя — не узнавала. Мальчик, сквозь слезы, пытался, успокоит маму, но у него это плохо получалось. Костик, не понимал, что ему делать. Он уже сбегал к соседке по квартирному отсеку, но ее не было дома. Люба, наверное, уехала на дачу. Котя, тоже собирался поехать с ней. Мальчик очень любил эти поездки. В домики по соседству приезжали дети, и он мог с ними играть. Косте нравилось помогать Любе в саду, убирать сорняки, поливать из лейки грядки, а потом вместе резать овощи на салат, и есть ягоды, которые сам собрал. Переделав все дела на участке, они шли купаться на пруд. Вода была теплая и прозрачная. Костя еще не умел плавать, и на день рождения Люба подарила ему спасательный круг. Он был очень красивый и на нем были нарисованы разные животные. Соседка рассказывала, что этих зверей можно посмотреть в зоопарке и когда будет отпуск, они обязательно там побывают. После купания, они с Любой, бродили по берегу в поисках красивых ракушек, которые складывали в пакет, а потом шли собирать в лесу ягоды или грибы. Соседка жила одна и почти всегда брала мальчика с собой, но сегодня мама не открыла ей дверь. Катя почему-то велела Косте спрятаться под кроватку и сидеть тихо, пугая ребенка тем, что это «они пришли». Котя, не знал, кто это они, но помнил, что вчера вечером Люба позвала поехать на дачу. Обещала зайти утром и отпросить Костика у мамы. Мальчик попытался позвонить дяде, но не мог найти нужные кнопки на телефоне. Слава – младший мамин брат был хороший, добрый и Котя его очень любил. У мальчика не было никого кроме мамы, дяди и Любы. Папу Костя не помнил. Он умер, когда сын был еще совсем маленьким и кроме фотографии, где папа держал его на руках и улыбался, ничего не осталось. Катя всегда говорила Коте, что папа его любил. Мальчику представлялось, что если бы он был жив, то и у них с мамой, все был бы по-другому. Катя рассказывала Костику, что папа много работал и купил квартиру, где они сейчас живут. В то время они были счастливы. Мальчик не очень понимал, какое оно счастье, но думал, что это когда все друг друга любят. Бабушка и дедушка обычно ругали маму, когда она с сыном изредка заходила к ним в гости и почему то называли их «ублюдками». Котя не знал, что это значит и всегда старался вести себя хорошо, чтоб понравиться, а они все равно не любили внука. У мальчика не было друзей. Он не ходил в «садик». У мамы не было денег. Во дворе он гулял редко, только с дядей или соседкой Любой. Котя, когда ложился спать, мечтал, что у него будет много друзей, и они будут с ним играть.

Катя на короткое время пришла в сознание и позвонила в скорую помощь. Она с трудом вспомнила и смогла назвать свой адрес. Сказала Коте, открыть входную дверь и дать ей сумку, где хранились документы, ее и сына. Сложить в рюкзачок любимого одноглазого плюшевого кота, без которого он не засыпал и пижаму. Катя обняла сына и заплакала. В это время приехала скорая помощь. Бригада, прибывшая на вызов, забрала обоих. По дороге женщине становилось все хуже, но она из последних сил старалась оставаться в сознании. И только, когда Котю оставили в детской больнице, а она подписала все документы, женщине резко стало хуже. Сердце Кати остановилось еще в машине. Ровно через пять минут после того, как она попрощалась с сыном и все усилия медиков завести его были напрасны. Смерть наступила….

Медсестра отвела Костю в палату. Застелила постель бельем и оставила мальчика одного. В комнате было еще три кровати, но матрасы на них были свернуты как «рулетики». Котя, никогда не оставался в больнице один. Мама часто последнее время болела, но всегда уговаривала врачей, разрешить находиться там вместе с сыном. Они никогда не расставались. Костя переоделся в свою пижаму, достал из рюкзачка игрушку, лег на кровать и отвернулся к стене. В палате все равно не куда было смотреть. Окно, выходившее на улицу, было непрозрачное. Котя, только мог догадываться, что сейчас, наверное, уже вечер. А окно, которое выходило в больничный коридор, располагалось слишком высоко, и мальчик никого не видел.

Костя, уставший за целый день, сначала лежал и тихонько плакал, а потом на какое-то время забылся тревожным сном, который больше походил на явь. А там во сне была мама. Только она не болела. Катя стояла перед сыном красивая, в белом платье с цветами в руках. Мама смеялась и говорила, что сейчас они пойдут гулять, а после она отведет Котю к ребяткам в детский сад. На улице было очень тепло, светило солнце. Но за одно мгновение картинка изменилась. Небо вдруг потемнело. Подул холодный ветер, который оторвал маму от Кости и стал поднимать вверх. Катино платье и цветы из белых превратились в черные. И уже на душе не было хорошо и спокойно, а стало очень страшно.

В это самое мгновенье, медсестра разбудила Костю, сказав, что пора кушать, повела за столик, который стоял у окна, поставив перед ним тарелку с кашей и чай. Мальчик не ел весь день, но аппетита не было. Женщина вздохнув, ласково погладила мальчика по голове и видимо не находя нужных слов, вернулась к своим делам. Котя, немного посидев, побрел обратно в постель. Лег и отвернулся к стене, пытаясь уснуть, в надежде снова увидеть маму. И она приснилась. В этот раз, Костя очутился дома. Катя стояла у плиты и пекла блины. Стопка на тарелке была уже очень большая. А она все пекла и пекла. Потом поставила тарелку перед сыном и с улыбкой стала наблюдать, как ест сын. Костя очень любил мамины блины, но на этот раз они были совсем без вкуса. Катя сказала, что когда он будет сыт, нужно пойти и угостить блинами всех соседей, а оставшиеся, раздать во дворе. Мама обняла Котю, прижала к себе и стала шептать на ушко, что очень любит его, но они долго не увидятся, а он уже совсем большой и нельзя плакать. Мальчик испуганно смотрел на нее и слушал. Хотел спросить, но голоса не было. Мама улыбалась и что-то показывала в окне, но Котя ничего не видел. За окном была непроглядная темнота.

Глава 9. Аня и Андрей (продолжение)

Машины скорой помощи и МЧС прибыли почти одновременно. Действия специалистов были быстрые, слаженные и без лишней суеты. Пострадавшую женщину принялись вызволять из груды металла. Аню, совсем обессилившую от неудобной позы и онемевших рук, подменили мужчины. Они все, были физически сильны, специально подготовлены и имели опыт работы в подобных ситуациях. Как будто добрые «былинные» богатыри подоспели на помощь и работа закипела. Один из мужчины как пушинку поднял Аню на руки и отнес к машине. Идти своими ногами и сопротивляться она не могла. Врач, тщательно осмотрел девушку. Со стороны выглядело так, как будто Аня сама пострадала в этой аварии. Все платье, руки, волосы девушки — были в крови. Фельдшер скорой помощи, обработал и перевязал порезанную ладонь, предложил дать обезболивавшее и успокоительное лекарство, но Аня наотрез отказалась. Она просто очень устала и хотела домой.

Женщину, наконец, удалось извлечь из груды искореженного металла. Она так и не приходила в сознание. С ребенком все было хорошо. Кровь на детской одежде, оказалась родительская. Сам малыш не пострадал и получил лишь по всей вероятности не большое сотрясение головы от резкого удара. Сейчас мальчик мирно спал и на свое счастье не понимал, что произошло.

Все шло своим чередом. Люди работали. Дорожная полиция допросила Андрея, как свидетеля происшествия и водителя фуры. Мужчина, после того, как изо всех сил пытался помогать Ане, понемногу приходил в себя. Измеряли рулеткой тормозные пути. Фотографировали. Рисовали у себя в блокнотах схему аварии. Пытались побеседовать с Аней, но муж не позволил даже приближаться к ней. Пострадавших на вертолете МЧС, отправили в больницу. Только погибший в аварии мужчина, который уже никуда не торопился, остался лежать на обочине дороги, дожидаясь своей очереди.

Андрей, усадил Аню в машину и повез домой. Они оба совершенно забыли, что ехали в гости, и только сейчас открыв телефоны, увидели пропущенные звонки. Стало смеркаться. До дому добрались уж затемно. У Анечки только и хватило сил, что позвонить и извиниться перед бывшим заведующим за отсутствие на празднике и коротко поведать о происшествии на дороге. Оказалось, он был уже в курсе аварии. Ему сообщили из клиники. И на месте событий был ведущий блока новостей с телевидения. Журналист собирал материал для выпуска очередной передачи и уже третий день выезжал на все интересные случаи вместе с сотрудниками МЧС. Аня даже не обратила внимания на то, что ее снимают. Гости собравшиеся на банкете, коллеги по клинике, наблюдали за происходящим по телевизору. Профессор похвалил Анюту, сказав, что он горд своей ученицей, и не ошибся в ней. Только она могла стать его преемницей и никто другой. И если бы не Аня, женщину, пострадавшую в аварии не спасли. Они договорились встретиться утром, перед отлетом в аэропорту. Он сам приедет, чтоб попрощаться и отдать подарок, который не смог вручить сегодня. Пока Аня разговаривала, Андрей приготовил ванну, заказал из ресторана доставку еды, решив устроить для жены ужин дома. Он первый раз увидел, как она работает и какая она необыкновенная. Андрей, конечно же, понимал, что Ане предложили возглавить отделение хирургии исключительно за ее собственные заслуги и необыкновенную любовь к профессии. Но то, что он увидел сегодня своими глазами, не шло, ни в какое сравнение с тем, что Андрей ног представить. Аня показала себя не только, как высококлассный специалист, но как человек, который не растеряется в любой ситуации и сможет организовать всех вокруг, для достижения нужной цели. Она на его глазах спасла жизнь женщине. Пока Андрей занимался по хозяйству, в домофон постоянно звонили из службы доставки. Коллеги по работе, смотревшие репортаж, присылали цветы, фрукты и кто-то даже отправил домашний и еще горячий пирог.

Анечка, после того, как приняла успокаивающую ванну, переоделась в домашний костюм и вышла в гостиную. Вся комната была заставлена букетами и корзинами цветов. Девушка выглядела, как обычно замечательно. Андрей всегда удивлялся способности жены за короткое время восстанавливаться, даже после тяжелых ночных дежурств. Только глаза выдавали внутреннее беспокойство. Андрей предложил позвонить в больницу и узнать, как прошла операция, но Аня запретила. Она все равно больше уже ничем не может помочь, а мешать, ночью докторам работать, не хочет. Они договорились, что сделают это утром. А сейчас они побудут вместе и попробуют отвлечься. Андрей открыл бутылку розового вина для жены, а себе налил водки. Он выпивал редко и только в исключительных случаях. Сейчас супруги понимали, что это им необходимо. Они пытались беседовать о предстоящей, поездке о том, что будут отдыхать и не думать о работе, но оба поняли – нужно обсудить произошедшее. И почти до утра Аня объясняла мужу, свои действия. Она скорее проговаривала это для себя, чтоб еще раз все проанализировать и понять, можно ли было сделать больше. Нет. Она сделала все. В ситуации, в которой они оказались, вариантов не было.

Андрей, пожалуй в первый раз увидел смерть так близко. Он не был знаком с людьми пострадавшими в аварии, но беда, произошедшая на его глазах, потрясла до глубины души. И только сейчас он отчетливо стал понимать, как тяжело бывает его жене. Она каждый день видит боль, страдания, смерть и ни разу приходя домой не показывала своих переживаний. Какой же он глупец. Почему никогда не думал, как Ане бывает тяжело? Теперь он понимал, что невозможно выбросить из головы и перестать думать о людях, в жизни или смерти которых, вольно или невольно ты принял участие. Это как будь-то становиться частью тебя самого. Наверное, он никогда не смог бы быть врачом. А она маленькая, хрупкая, добрая, заботливая и любящая – справляется со всем в одиночку и еще его большого и сильного мужчину, ограждает от любых переживаний. Андрей с любовью смотрел на жену, которая как ангел красивая спала рядом. Длинные, светлые волосы рассыпались по подушке. И чем он заслужил это счастье? Чувство необыкновенной нежности к жене переполняло сердце Андрея и страх за то, что это счастье может когда-то закончиться.

Глава 10. Женя (продолжение)

Медсестра зашла в палату и пригласила Женю в ординаторскую. Лечащий врач хотел побеседовать о переводе в другое отделение. За все время пребывания в отделении хирургии, никто из персонала не назвал ненавистного диагноза вслух. Женя каждый день переживал, что соседи по палате узнают, чем он болен и изменят к нему свое отношение. Скорее всего, станут его презирать и уж точно не захотят находиться рядом. Но медики, надо отдать должное — вели себя профессионально. Доктор сидел за столом, и что-то писал в истории болезни. Он, наверное, был одного возраста с Женей, но казалось, что старше намного. Юрий Николаевич, всегда серьезный, вежливый, объяснял пациентам все подробно и терпеливо. Внимательно выслушивал своих подопечных и не по разу за дежурство наведывался в палаты. И на этот раз он принялся во всех подробностях рассказывать, что Женю сегодня переведут в инфекционное отделение, так как они, насколько это возможно в данной ситуации, свою работу выполнили. Оперировать Женю при данных обстоятельствах не возьмется никто. Вирус полностью уничтожил иммунитет. Пока Женя находился в отделении, его обследовали. Ситуация оказалась очень серьезная. Нужно специальное лечение, чтоб восстановить здоровье, и если начать принимать таблетки безотлагательно, все будет хорошо. По крайне мере он очень на это надеется. Уверенная интонация, с которой Юрий Николаевич все объяснял – вселяла надежду. Жене так хотелось верить этому молодому, но такому грамотному врачу. Оказалось, что он уже обо всем договорился и палата в другом отделении приготовлена. Юрий Николаевич, позвал санитарку, чтобы она помогла собрать вещи и проводила Женю.

Забота о своем собственном здоровье как-то сразу ушла на второй план. Появилось понимание того, что сейчас ситуация под контролем специалистов, а они уж точно не дадут болезни взять верх и отобрать жизнь. Теперь Женя должен был обязательно уговорить Дашу лечиться. Но это было сложно. Она на удивление чувствовала себя хорошо, и не было даже малейших признаков на присутствие в ее организме злосчастной инфекции. Это коварное состояние видимого здоровья уже больше не могло обмануть Женю. То, что раньше или позднее Даша заболеет, не вызывало сомнения. И пережив это сам, не мог допустить, чтоб его любимая, мать его дочери, страдала так, как страдал он. Но все попытки разговора на эту тему, только приводили к очередной ссоре. Даша упорно не желала признавать, что больна и нуждается в помощи. Каждый раз она обижалась и по нескольку дней не разговаривала с мужем. Женя впервые в жизни отчетливо понимал, что они вдвоем, по своей глупости и самонадеянности могут навредить самому дорогому для них человеку – дочке, оставив ее круглой сиротой. Ребенку никак нельзя без мамы, это он знал точно. Они нужны Алине каждый день. У Жени сердце разрывалось от боли, когда дочка с надеждой в голосе спрашивала, когда папа придет домой. И в очередной раз услышав, что сегодня – нет, горько плакала. Плакала она совсем не так, как когда-то раньше, если не хотела идти спать, или просто капризничала. От этих печальных всхлипываний, которые она старалась сдерживать, у него болела душа. Казалось, все бы отдал на свете, только бы этого никогда не слышать. Почему он был такой глупый? Как он мог это допустить? Почему не подумал о ней? Кто ее защитит, если не он? Сейчас Женя молил бога, чтоб был шанс все исправить. Но пока у него это плохо получалось.

Вещи были сложены в пакет, но Даша все не приходила. Не хотелось идти в другое отделение с санитаркой. Жена последнее время часто задерживалась, а порой и просто не приходила, ссылаясь на занятость и работу. Придя в больницу, старалась быстрее отдать пакет с продуктами и уйти, чтоб ее никто не видел. Женя понимал, что-то не так, но старался гнать от себя печальные мысли и не обижался на Дашу. Зазвонил телефон. Это был папа. Оказалось, что жена попросила его помочь с переездом, и он уже отпросился с работы и едет в больницу. Женя даже обрадовался этой новости. Все последнее время папа поддерживал и заботился о нем как в детстве. Он не ругал, не упрекал, не читал нотаций, а просто был рядом. Женя только недавно рассказал отцу о причине своей болезни. Сергей Васильевич, сразу, как будто постарел от этого известия. Он не по годам красивый, высокий, кареглазый брюнет, с едва заметной сединой на висках, за пять минут разговора, превратился в ссутулившегося пожилого мужчину. Казалось, что новость навалилась на него, как непосильный груз. Куда делась его бравая офицерская выправка и самообладание? Он всегда знающий, что и как нужно делать, растерялся. Папа просто обнял Женю и поцеловал в макушку. А потом долго не отпускал. Он беззвучно плакал. Ему нужно было время, чтоб взять себя в руки. Таким отца Женя не видел с похорон мамы.

Папа, появился как всегда в четко названное время. Привез в благодарность всему персоналу без исключения – цветы. Забрал из палаты вещи сына и пожелал соседям быстрейшего выздоровления. Сергей Васильевич, не оставил без внимания никого из сотрудников отделения. Слова благодарности были настолько трогательные и искренние, что медсестры даже прослезились. Когда отец был рядом, Женя не боялся ничего. Они вместе со всем справятся. Почему раньше не было понимания, что папа единственный, кто действительно переживает за его здоровье и не важно, что будут думать окружающие. Сергей Васильевич никогда не поступил бы так, чтоб навредить Жене. Он известный человек в городе ни разу не упрекнул сына, что может пострадать его репутация.

В инфекционном отделении, медсестра проводила Женю в палату, предупредив, что два часа назад туда положили мужчину и его зовут Александр. Он в тяжелом состоянии, но других мест пока нет.

Глава 11. Маша (продолжение)

Всю обратную дорогу Маша и Андрей молчали. Лишь то и дело с тревогой оборачивались на Сашу, которому, по всей видимости, становилось все хуже и хуже, но он из последних сил старался держаться. Наконец выехав из мегаполиса на трассу, машина набрала скорость, и, перестроившись, понеслась по левой полосе. Маша понимала, что Андрей, превышает все допустимые правилам ограничения движения на дороге, и молила бога, чтоб его не остановили. Обратный путь казался всем бесконечно долгим, несмотря на то, что они добрались до родного города меньше, чем за час. Наталья Петровна, переживая за сына несколько раз по телефону, справлялась о самочувствии Саши и как долго еще они будут в пути. Маша, пыталась успокоить свекровь, как могла, но видимо тревогу, звучавшую в голосе, скрыть удавалось плохо. Маша предупредила, что не заезжая домой, они повезут Сашу в больницу, и попросила собрать для мужа чистые вещи, за которыми заедет Андрей. Наталья Петровна, едва сдерживая слезы, все просила, поблагодарила его за помощь. Женщины понимали, что если бы не Андрей, они бы совсем растерялись, да и где за такое короткое время нашлись бы желающих им помочь. Но Саша наотрез отказался ехать в больницу, не побывав дома. Маша тщетно попыталась убедить мужа, но он не хотел даже слушать. Андрей повез их домой. Помог подняться до квартиры и, пообещав завтра утром приехать, попрощался. Всю ночь Маша не сомкнула глаз. Она собрала необходимые вещи, помогла свекрови выкупать Сашу, стараясь не заплакать, видя, как он похудел. От еще недавно красивой спортивной фигуры не осталось и следа.

Ровно в восемь часов утра приехал Андрей. Помог Саше спуститься во двор. И когда машина остановилась у больничного корпуса, Маша побежала в приемное отделение взять кресло-каталку, объяснив медсестре, что пациент не сможет дойти сам, и нужна помощь. Та немного поворчав, решила все-таки выйти на улицу и посмотреть. Они столкнулись с Андреем уже в дверях. Не дожидаясь, Маши, он нес Сашу на руках. Медсестра, видя в каком состоянии больной, бросилась помогать.

Чтоб отправить Александра в палату, нужно было оформить историю болезни, занести данные в компьютер и определиться, какого рода помощь необходима в первую очередь. Врач, стал опрашивать Сашу, собирая анамнез. Маша стояла рядом, переживая за мужа, и старалась помогать отвечать на вопросы, ответы на которые, как ее казалось, она знала. Андрей, ждал за дверью. Маша рассказала доктору, что до последнего времени, муж никогда не болел, занимался спортом и не имел вредных привычек. Но после того, как Саша сообщил, что состоит на учете у врача с ВИЧ-инфекцией уже с 2007 года, замолчала. Это значит, когда они познакомились, он уже знал о диагнозе и ничего ей не сказал. А она каждый день думала, откуда могла заразиться и как об этом сказать мужу. Выяснять сейчас, почему он так с ней поступил, не имело смысла. Саша был в очень плохом состоянии. Андрею позвонила Наталья Петровна, и они договорились, что как только Александра определят в палату и Маша поговорит с лечащим врачом, он приедет за ней, чтоб отвезти к сыну, который, по всей видимости, нуждается в постоянном уходе.

Палата в инфекционном отделении оказалась, светлая, чистая, с хорошей новой мебелью, красивым цветным бельем. Маша, все переживала, что медицинский персонал будет относиться к ним пренебрежительно, зная с каким диагнозом, поступил пациент, но все оказалось совершенно наоборот. Медсестра и санитарка были вежливы, помогли застелить постель и уложить Сашу. Через несколько минут в палату пришла врач. Она была совсем еще девочка. Стройная, красивая – больше походила на актрису из какого-нибудь сериала про больницу. Санитарка, заметив встревоженный Анин взгляд, при виде доктора, тихонько погладив по руке, прошептала, что Екатерина Александровна, очень грамотный специалист и если у пациента есть хоть один шанс помочь – она непременно поможет. Доктор внимательно осмотрела мужа, и позвала Машу к себе в кабинет для разговора. Екатерина Александровна, не стала успокаивать и обещать, что все будет хорошо. По ее словам болезнь уже причинила значительный вред здоровью, и сейчас ничего нельзя сказать точно. У нее не было никаких обследований, так как Саша несколько лет не был на приеме у своего лечащего врача, но она назначит лечение, чтоб облегчить состояние больного и ему будет проведена полная диагностика. Все будет зависеть от того, насколько пострадал организм от ВИЧ-инфекции и какие еще появились болезни из-за отсутствия иммунитета, а они есть это точно. Нужно надеяться на лучшее, но сейчас ситуация пятьдесят на пятьдесят. Машенька была благодарна доктору за честность, и, попросив ничего не говорить пока Сашиной маме, вернулась в палату к мужу. Андрей сидел у постели больного, и спокойным голосом рассказывал о чем-то, помогая Александру выпить таблетки. Уже через несколько минут пришла медсестра поставить капельницу. Саша уснул. Его лицо было спокойно и даже казалось, что ему стало лучше, но это видимо действовали лекарства.

В палату вошли двое мужчин. По всей вероятности, это были отец и сын, хотя внешне они мало походили друг на друга, но какое-то неуловимое понимание их родства – не оставляло сомнений. Мужчина постарше по- военному отрапортовал, что его зовут Сергей Васильевич, а это его сын – Евгений и они направлены персоналом в эту палату. Маша, посмотрев на Женю, сразу поняла, что он как и они с Сашей – ВИЧ-инфицированный. Выглядел он также плохо, как и муж. Сразу бросалось в глаза то, что джинсы и футболка безнадежно велики. Эта худоба была болезненной. Как будто вся жизненная сила ушла из молодого тела, но в отличие от Саши он сам передвигался и даже пытался улыбаться. По выражению глаз и разговору – ему было чуть больше тридцати лет. Маша даже обрадовалась, что муж не будет в палате один.

Андрей и Сергей Васильевич быстро нашли общий язык и решили, что в палату нужно привести телевизор, чтоб «мальчики» отвлеклись и настроились на выздоровление. Маша, оставив номер телефона, попросила Женю присмотреть за Сашей и если, что сразу ей звонить.

Глава 12. Лена (продолжение)

В сопровождении двух коллег по работе, Лена приехала в поликлинику. Всю дорогу она переживала, как сказать, что в кабинет к доктору зайдет одна. Скрывать диагноз уже не было смысла, но так не хотелось, чтоб о нем узнали близкие и знакомые. Обманывать окружающих больше не получалось. Девушка стала забывать свои собственные слова. Не могла вспомнить, о чем говорила вчера, что хотела сделать. Мысли постоянно путались. Лена порой с трудом могла понять – события происходили в реальной жизни или приснились. Она с трудом поднялась на второй этаж до кабинета терапевта, с которой Василиса Викторовна договорились заранее. Прием пациентов был уже закончен и врач с медсестрой занимались «бумажной работой».

Терапевт, красивая блондинка лет сорока с необыкновенно синими, как море глазами, встретила Лену приветливо. Но по ее встревоженному взгляду, сразу стало понятно – все очень плохо. Евгения Витальевна, видимо даже не представляла насколько ситуация серьезна, когда Василиса Викторовна по дружески попросила осмотреть и проконсультировать свою сотрудницу. Было понятно – Лена серьезно больна и нуждается в помощи срочно. Пока медсестра ходила в регистратуру за медицинской картой пациентки, Евгения Витальевна стала расспрашивать, когда и какие жалобы у нее появились. Лена, заплакав, призналась, что уже больше десяти лет она состоит на учете с ВИЧ-инфекцией, но к врачу никогда не ходила, несмотря на то, ее постоянно приглашали и вызывали. Рассказала, что почувствовала себя плохо только шесть месяцев тому назад. Резко начала худеть, стали выпадать волосы, чувство усталости не покидало даже в выходные дни. А последний месяц у нее появились провалы в памяти, она не могла вспомнить, что происходило накануне, забывала не только события, но и людей, которых знала. Лена, жаловалась на свое здоровье первый раз. Все последнее время она наоборот пыталась уверить окружающих, что с ней все в порядке. И как не странно, чем больше она признавалась в проблемах, тем легче ей становилось. Лена уже не плакала, а с надеждой в глазах, все говорила и говорила. Оказывается, уже не раз девушка хотела кому-нибудь все рассказать, но страх, что ее не поймут и отвернутся из-за опасности заразиться – останавливал. Чем дольше Лена говорила, тем больше доктор понимала насколько все плохо. Несколько раз во время рассказа, она путала или не могла вспомнить нужное слово. Забывала о том, что пять минут назад уже сказала и повторяла все заново. Евгения Витальевна, понимала – она одна не сможет помочь. У пациентки, по всей видимости, были серьезные неврологические нарушения. Нужно было срочно вести ее в соседний областной центр для проведения диагностических исследований, но для этого нужна предварительная запись или договоренность. Евгения Витальевна, предложила Лене ждать в коридоре, пока она примет решение для дальнейших действий. Медсестра помогла девушке выйти из кабинета. Терапевт понимала, что если даже она сейчас согласует этот вопрос с коллегами в области, нужен транспорт и сопровождение. Евгения Витальевна, решила позвонить своей подруге по мединституту, которая возглавляла крупный диагностический Центр. Та на счастье оказалась на месте и сразу ответила. Обменявшись любезностями и поругав Евгению Витальевну за то, что та о ней вспоминает только, когда нужна помощь, а в гости не может приехать уже три года, внимательно выслушав историю болезни, посоветовала вести Лену к ней немедленно. Оставалось дело за малым – доставить пациентку в Центр. Звонок Василисе Викторовне за пять минуту решил все вопросы. Она сама не могла поехать, так как на сегодня запланировано много безотлагательных дел, но молодые люди сопровождающие Лену в поликлинику, специально отпущены с работы и поедут куда нужно. Доктор, выйдя в коридор, отдала мужчинам направление на исследование и адрес Центра. Объяснила, к кому обратиться.

Погода была плохая. Конец зимы. Резкий пронизывающий ветер пробирал до костей. Снег с самого утра шел хлопьями. Видимость на трассе была отвратительная. Лена никак не могла согреться даже в теплом автомобиле. Ей хотелось одного – лечь и уснуть. Казалось, что она не вынесет дороги в другой город. Девушка мучилась от нестерпимой головной боли и приступов тошноты. Одна только мысль не выходила из головы – быстрее бы все закончилось.

Глава 13. Котя (продолжение)

Мальчик проснулся. В комнате было темно. Он хотел позвать маму, но вспомнил, что один в больнице. Спать больше не хотелось. Котя потихоньку поднялся, подошел к окну, выходившему в коридор. Встал на цыпочки пытаясь увидеть, если ли кто там? Он был слишком мал и мог рассмотреть лишь стену и потолок. Котя очень хотел в туалет, но не знал, куда нужно идти. Санитарка вчера принесла для него горшок и поставила под кровать. Котя ведь уже большой, он уже давно сам умеет ходить в туалет и умываться. Зачем ему горшок? Костик подошел к двери, тихонько открыл и выглянул в коридор. Его палата находилась прямо напротив поста медсестры, но ее там не было. Мальчик постоял, раздумывая, куда ему идти, но спросить было не у кого. Он решил искать сам, рассматривая картинки на дверях. Мама ему показывала, как различают туалет для мальчиков и девочек, когда они лежали вместе в больнице, а еще Котя немного умел читать. Люба учила с ним буквы по кубикам. Букву Т — он знал. На картинке был нарисован танк, а буква У — это улитка. Он их видел у Любы в саду. Мальчик внимательно рассматривал все обозначения, но там были лишь цифры. Котя уже прошел половину отделения, а знакомые буквы нигде не попадались. В конце коридора появилась медсестра. Она удивилась, увидев Костика. Взяла его за руку и повела обратно. Наташа, уже почти сутки была на ногах и очень устала. В отделении поступил трехлетний мальчик в тяжелом состоянии, и она не могла надолго отойти от него. Наташа, весь день пыталась найти время, чтоб побыть с Костей, но лишь несколько раз за день заглянула к нему. Медсестра ласково погладила мальчика по голове и почти шепотом сказала, что нельзя ходить одному по коридору. Котя, обхватил руками Наташины колени, уткнулся лицом в подол халата и заревел во весь голос. Боль и отчаяние, накопившиеся за последние дни в детской душе, вырвались наружу. Только сейчас девушка осознала, как ему страшно, одиноко, а никто не нашел нужных слов, чтоб помочь. Огромная беда обрушилась на малыша, а окружающие были заняты своими делами. Даже взрослому человеку не всегда удается одному справиться с потерей близкого человека. Наташа подняла Котю на руки, и, прижав к себе, понесла в палату. В этот момент она приняла решение, что не оставит его и сделает все, только чтобы малыш никогда не был один. У него будет семья. Наташино дежурство заканчивалось утром. У нее начинался двухнедельный отпуск. Девушка сдала смену и отправилась в палату к Косте. Они вместе рисовали, делали из бумаги кораблики, а потом их раскрашивали. Медсестра попрощалась с Котей и обещала вернуться.

Прошли выходные дни. Наступил понедельник. Костик отказывался от еды. Пил только чай, который буфетчица приносила вместе с пищей, и возвращался в постель. Обнимал плюшевого кота и закрывал глаза. Рядом с Котей лежали рисунки и кораблики, те, что они смастерили с Наташей. Иногда персонал отделения, видел, как мальчик шепотом разговаривает с игрушкой. Все в больнице с болью в сердце наблюдали за страданиями Коти, но помочь не знали как. Да и разве есть на свете слова, чтоб объяснить ребенку – мама умерла. Женщина, оставляя сына в приемном отделении перед смертью, сообщила, что родственников у них нет. Заведующая детским отделением, пыталась поговорить с ребенком. Но, после нескольких минут, проведенных в палате с Костей, стало ясно — нужен детский психолог или кто-то из близких мальчика. Уже почти три дня семьи не было дома, но их никто не искал. В морг также родственники не обращались. Катю никто не собирался хоронить. Было решено подключить полицию, с надеждой, что может участковый по району знал больше. Светлана Викторовна, все утро думала, что делать.

Заведующая, была удивлена, когда Наташа появилась на пороге ее кабинета со своим отцом. Все в отделении знали, что Алексей Сергеевич, известный в городе адвокат. Она и сама не раз консультировалась с ним по важным вопросам. Светлана Викторовна, уважала молодую медсестру, но искренне не могла понять, почему она, золотая медалистка гимназии, поступила учиться в медицинский колледж, и, закончив с красным дипломом, пришла к ним работать. Перед ней были открыты все дороги, а она сутками дежурила в отделении и не отказывалась от любой работы. Наташа выросла в интеллигентной и очень обеспеченной семье. Бабушка и дедушка, были профессорами в московском университете иностранных языков. Но несколько лет назад после смерти мужа, Варвара Сергеевна, оставила свою преподавательскую деятельность, приехала к сыну и невестке. Семья жила в большом собственном доме. Светлана Викторовна, сама любила бывать в гостях у этой необыкновенной семьи, что никак не отражалось на рабочих отношениях с Наташей.

Светлана Викторовна знала, что Наташа в отпуске и удивилась, увидев ее с папой в отделении. Алексей Сергеевич, объяснил, что разговор очень серьезный, заранее извинившись за незапланированное вторжение. Оказалось – Наташа, отработав последнюю смену, твердо решила забрать Костю к ним в семью. Домашние поддержали ее единогласно, и никто не стал даже сомневаться в правильности решении девушки. Алексей Сергеевич, взял на себя все вопросы по оформлению документов. Заведующая была в замешательстве. Было ясно, что лучшей семьи для мальчика не найти, но решение вопроса могло затянуться надолго, Костю, забрать хотели прямо сейчас. Светлана Викторовна, знала, что из отделения детей, отправляют в реабилитационный Центр, до решения суда, но Алексей Сергеевич был опытный юрист, и знал это лучше других. Она для себя решила, что сделает все, чтоб мальчик не страдал, и разрешила забрать Котю сегодня. Каждый день в больнице, в одиночестве, наносил ребенку вред.

Наташа, как только услышала, что им отдают Костю, побежала в палату. Отец едва поспевал за дочерью. Котя, увидев девушку, бросился к ней, и, обхватив шею ручками, стал целовать. Мальчик ждал и верил, что она за ним придет. Алексей Сергеевич, протянул Коте, руку для знакомства, как взрослому. Всю дорогу до дома, Костик крепко держался за Наташу. Он никогда не ездил в такой большой и красивой машине. У него появилась семья, и его будут любить – он это чувствовал.

Глава 14. Соня (продолжение)

Соня металась по палате с Илюшей на руках. Сейчас должна была придти медсестра, чтоб поставить капельницу. Малыш боялся и плакал. Он с мужеством переносил уколы, но лежать несколько часов с иглой в вене было для трехлетнего ребенка тяжело. Неожиданно в комнату зашла Анастасия Валерьевна – врач приемного отделения. В руках у нее был ноутбук и несколько коробок с дисками. Она сама, будучи мамой, понимала, что ребенка нужно отвлечь от болезни чем-то хорошим. Придя на дежурство, она первым делом справилась, как дела у Илюши. И услышав, что мальчику очень плохо, позвонила мужу, чтоб он срочно привез из дома ноутбук с мультфильмами. Анастасия Валерьевна с Соней подключили технику, и, затаив дыхание наблюдали за мальчиком. Уже через три минуты он успокоился, и казалось, даже не заметил, как пришедшая медсестра поставила капельницу. Илюша больше не плакал. Он с интересом наблюдал за любимыми персонажами. Унылая больничная палата в одно мгновение преобразилась. Казалось, что персонажи любимых Илюшиных мультфильмов – «Смешарики», «Маша и Медведь», пришли помочь малышу выздоравливать. Мальчик уже несколько дней отказывался от еды. А теперь даже не заметил, как мама накормила его. Соня была счастлива. Каждый день, проведенный в больнице, давался с трудом. Илюша невыносимо страдал от проводимых медицинских манипуляций. Было не понятно, как продолжать лечение дальше. А теперь все изменилось. Сын спокойно позволял ставить себе уколы, принимал таблетки, кушал. И самое главное, он перестал плакать. У Сони появилась надежда. Врачи не скрывали от нее, что ситуация со здоровьем Ильи очень серьезная. Пришли результаты дополнительных обследований из лаборатории. Предположение докторов не только подтвердились, но и оказались хуже ожидаемых. У ребенка по полученным анализам была поставлена терминальная стадия – СПИД. Соня опять пала духом. Состояние женщины было подобно катанию на «Американских горках», то вверх к надежде, то вниз к отчаянью. За несколько дней она узнала об инфекции много и решила — она будет делать все, чтоб сын выжил. Пусть придется лечить его всю последующую жизнь. Только бы он не умер. Соня и так потеряла всех своих близких. Без этого маленького мальчика, она сама погибнет. Как не странно, у нее со здоровьем было все не так плохо, как у Илюши. Соня без раздумий поменялась бы с ним местами, но в реальности так не бывает. Это в фильмах показывают, что кто-то спасает родного человека ценой своей жизни. Действительность намного беспощадней и нет месту торгу.

Врачи, обещали Соне, что, как только сыну станет лучше, их направят в область на консультацию. Они объясняли — в большом специализированном Центре, работают хорошие специалисты и у них хороший опыт в работе с такими детьми же, как Илюша. Нужно только немного подождать. В городе, где они жили, такой случай был впервые. Дети с ВИЧ-инфекцией на учете у детского инфекциониста состояли и многие из них уже получали лечение, но никому диагноз не был поставлен так поздно. Своевременная медицинская помощь, дала им возможность полноценно жить, как обычным детям — не болея.

Соня несколько раз звонила свекрови, чтоб та пришла навестить внука. Надеясь, что узнав о болезни Илюши, она захочет помочь. Лечащий врач, объяснила, какое нужно ребенку питание. После смерти мужа, Соня получала небольшую пенсию и на эти деньги они с сыном жили и платили за съемную комнату. Женщина привыкла жить экономно, и у нее была отложена небольшая сумма. Но она не могла оставить ребенка одного, чтоб дойти до магазина и тем более приготовить для Илюши необходимую для выздоровления еду. Соня была благодарна, что персонал больницы, всей душой сочувствуя обрушившейся на них беде, постоянно приходя на дежурство, приносили, кто-то домашнюю стряпню, кто-то игрушки. Она уже давно поняла, что часто чужие люди бывают добрее и бескорыстнее родных. Уже давно привыкшая рассчитывать только на себя, Соня всякий раз поражалась поддержке от людей, которых она даже не просила о помощи.

Состояние Илюши все еще оставалось тяжелым. Доктора, объясняли, что лекарства, назначенные для восстановления иммунитета, действуют не быстро. Нужно терпеливо ждать и надеяться – улучшение будет. Соня изо всех сил старалась не думать о плохом и гнать от себя злые мысли. Только ее огромные глаза выдавали всю боль и тревогу за сына.

Глава 15. Андрей (продолжение)

В больницу Андрей приехал утром, сменив Наталью Петровна, которая провела у постели сына всю ночь и нуждалась в отдыхе. Уже неделю состояние Александра оставалось тяжелым, и врачом на утро были назначены томография и УЗИ. Нужно было помочь персоналу отделения сопроводить Сашу на диагностику. За неделю общения мужчины подружились. Андрей, помогал купать Александра, доводил до туалета, кормил, давал таблетки. Женин папа, тоже помогал, как мог. Они с Андреем созванивались каждый день, чтоб определиться, кто в какое время будет дежурить в палате. Стараясь дать возможность женщинам отдохнуть. Андрей сразу понял, что Сергею Васильевичу нравится Наталья Петровна, и он как может, оберегает ее от лишних волнений. Да и дома была Сашенька, которую нельзя было оставить одну. Маше этим утром необходимо было быть в институте на экзамене у своих студентов. Она разрывалась между работой, домом и больницей.

Последнее время, на них с Сашиной мамой больно было смотреть. Поэтому накануне Андрей, предварительно обсудив все с Машей и Натальей Петровной, созвонился с родителями, и попросил забрать ребенка к себе на юг. Сашеньку нужно было отправить подальше от надвигающейся беды. Они все видели, что состояние Александра не улучшается, и понимали – докторам его не спасти, но не говорили об этом вслух.

Андрей знал, как родители любят детей и будут рады, тому, что у ни в доме, какое-то время жить маленькая девочка, о которой нужно будет заботиться. Он видел Сашеньку несколько раз, но этого ребенка нельзя было не любить. Машина дочка была красивая, как мама, добрая, с умными глазами и легким характером.

Еще вечером папа сообщил Андрею, что они с мамой взяли билеты на самолет и на следующий день будут у них в городе. Встречать в аэропорту не нужно. За ними обещал приехать брат отца с женой, которые жили в городе и были в курсе всех событий. У Артема Вячеславовича, дяди Андрея, не было своих детей, и они относились к Андрею как к сыну. А когда несколько лет назад племянник остался один, пригласили его пожить у них. Андрей с радостью принял предложение и уехал из мегаполиса в небольшой тихий городок, в котором ему предложили возглавить находящееся там дочернее предприятие их фирмы, и жизнь потихоньку стала налаживаться.

Тетя Света, жена дяди, была домохозяйкой и появлению племянника у них в доме обрадовалась. Она еще студенткой вышла замуж за молодого лейтенанта летного училища, но сама, закончив с красным дипломом архитектурный институт, не могла найти работу по профессии в тех местах, где они с мужем были вынуждены служить, и безропотно сопровождала его по гарнизонам. Артем Вячеславович – теперь уже генерал в отставке, военный летчик, невзирая на высокий чин и опыт участия в военных действиях, был в быту простым, веселым человеком. Они с отцом Андрея всегда шутили по поводу своих профессий, рассказывая смешные истории. Один шутил по поводу моря и моряков, а другой про свою небесную стихию. Братья не виделись уже два года, но созванивались почти каждый день. Несмотря на то, что Андрей по приезде в город, купил хорошую квартиру, а тетя помогла сделать в ней дизайнерский ремонт, продолжал жить у родных.

После экзаменов в институте, Маша собиралась оформить на родителей Андрея доверенность. Сашенька фактически была для них чужой, но они убедили Машу, что у них ей будет хорошо. Наталья Петровна, сразу согласилась с предложением Андрея отправить внучку на море. Она, хоть и гнала от себя страшные мысли, понимала, что готовиться нужно к худшему и девочке лучше быть в это время подальше.

Андрей, войдя в палату и увидев Сашу, сразу понял, что его состояние стало еще хуже, чем накануне. Женя, сосед по палате, рассказал, что ночь была очень тяжелой. Ему с Натальей Петровной, несколько раз, приходилось звать дежурную сестру. Сейчас, Александр казалось, спал, но тяжелое дыхание и заострившиеся черты лица, говорили о плохом состоянии. Андрей протер лицо больного влажной салфеткой, поправил одеяло и подушку. В палате плохо пахло. Было понятно, что до туалета больному уже не дойти и срочно нужны памперсы. Андрей не мог допустить, чтоб Александр, не способный о себе позаботиться, страдал и терпел физическое унижение. Попросив Женю присмотреть за Сашей, Андрей поехал в аптеку. Вернулся он быстро. Но то, что он привез, уже не пригодилось.

Александр умер через десять минут после его отъезда. Женя стоял около палаты и плакал. Он позвонил папе. Сергей Васильевич уже ехал в больницу. Андрей был в шоке. Конечно, было понятно, что состояние Саши тяжелое, но то, что это все закончится так быстро – никто не ожидал.

Со слов Жени, Александр перед смертью пришел в сознание и попросил передать близким, что ему очень жаль. Сергей Васильевич сам позвонил Сашиной маме с печальной новостью и забрал Наталью Петровну из дома. Женщина, старалась не плакать, пока не отвела внучку к соседке, но, сев в машину, зарыдала. Она, взрослая женщина, плакала, как ребенок. Сергей Васильевич, сам каждый день вздрагивающий от телефонных звонков, понимал ее, как никто. Он тоже, едва сдерживал слезы. Приехав в больницу, встретили Женю и Андрея в коридоре. Андрей, так и стоял с пакетами памперсов и салфетками в руках. Наталья Петровна, уткнулась ему в плечо и заплакала. Мужчины были растеряны и не знали, чем ей помочь. Тело Саши санитарки вывезли из палаты для отправки в морг. Это было страшно. Человек жил, был нужен близким, а сейчас его нет, и уже никогда не будет. Все знал, что такой исход возможен, но, как оказалось, никто не был к этому готов. Действительность оказалась во много раз страшнее, чем можно себе представить.

Сергей Васильевич предложил свою помощь. Он жил один в доме за городом и мог забрать Наталью Петровну, Машу и Сашеньку к себе. Наконец-то огромный дом с гостевыми комнатами, пригодился. Они с Андреем договорились, что все заботы по организации похорон возьмут на себя. Женя с уважением смотрел на отца. Он никогда не был таким, как он, но всегда гордился, когда, кто-то говорил, что они похожи. Оставаться в больнице Женя отказался, и Сергей Васильевич уговорил врачей, отпускать сына домой после капельниц, пообещав, что каждый день сам будет привозить его на лечение. Андрей убедил всех, что Маше до вечера ничего не нужно говорить. Пусть она спокойно занимается делами.

Он уже выходил из отделения, когда его остановила молодая незнакомая женщина. Всмотревшись в ее лицо и огромные полные благодарности глаза, сразу узнал. Он когда-то помог ей. В то время Андрей оставшись один, плохо спал, и часто бродил по ночному городу. Почему-то казалось, что в темноте его боль становиться не такой мучительной, как при свете дня. Вдруг в одном из дворов он увидел плачущую женщину. От рыданий было трудно понять, что случилось. Но это было и не важно. Так люди могут плакать только от очень большой беды. Сейчас она благодарила его, а по лицу снова текли слезы. Андрей, скорее из вежливости, поинтересовался, все ли тогда обошлось. Но услышал, что старший сын умер, а младший сейчас в тяжелом состоянии в больнице. Андрею стало нестерпимо жалко эту несчастную женщину. Как и в прошлый раз, он мог помочь ей только деньгами, но Соня не хотела их брать. Она все еще переживала, что не вернула прошлый долг. Андрей не стал спорить. Он просто взял ее за руку, и положил на ладошку несколько крупных купюр. Это не для вас, печально проговорил Андрей, а для сына. Может, хоть в этот раз они помогут. Если бы все можно было решить деньгами! Андрей извинился, что нужно идти, и на прощание протянул визитку.

Глава 16. Лена (продолжение)

Машина приехала к диагностическому центру только через четыре часа. Непогода с мокрым снегом не прекращалась, а только усиливалась. На трассе Лена устала считать многочисленные аварии. Дорога казалась ей бесконечной, и совсем вымотала несчастную женщину. Ребята-коллеги, всегда веселые и беззаботные, притихли, и только иногда обеспокоенно смотрели на Лену. Они тоже устали и хотели есть. Понятно, что домой они смогут вернуться только ночью. Перспектива ехать по трассе в темноте, когда даже днем это было сложно, тоже не прибавляла оптимизма. Но Василиса Викторовна, как будто угадав их мысли, сообщила, что забронировала номера в гостинице не далеко от центра, и ужин в ресторане уже оплачен. Молодые люди, немного приободрившись, сообщили родителям, чтоб не ждали до завтра. В очередной раз все убедились в проницательности своей начальницы и умении все сделать раньше, чем кто-то подумал. Василису Викторовну никогда не нужно было о чем-то просить, она сама всегда знала что нужно делать.

В центре Лену уже ждали и проводили сразу в кабинет главврача. Елизавета Александровна, после нескольких вопросов, решила сама присутствовать на обследовании. Сопровождающих Лену мужчин, было велено отвести в кафе и накормить. Диагностика, со слов Елизаветы Александровны, могла затянуться часа на два. В центре была комната отдыха, где она посоветовала ребятам ожидать там.

Лена совсем обессилела от долгой дороги и едва держалась на ногах. Медсестра усадила ее в кресло-каталку и повезла в зал МРТ. Коридоры, двери, кабинеты — все мелькало перед глазами. Лена понимала, что не может прочитать ни одной таблички, все буквы расплывались перед глазами в одну черную строку. Невыносимая тошнота подступала к горлу, но она не ела уже больше суток, и рвоты не было. Голова кружилась и ужасно болела. Хотелось только одного – лечь в постель и не шевелиться. Это раньше помогало. Любое движение причиняло физическое страдание. Было только одно желание, чтоб ее оставили в покое.

Неожиданно зазвонил телефон. Это была мама. Василиса Викторовна предупредила, что дочь в сопровождении коллег уехала в областной центр. Голос мамы был тихий, и Лена поняла – она плачет. Постараться успокоить ее не хватало сил. Просто забыла слова, которые нужно сказать. Женщина чувствовала, что говорит, какую-то чушь, состоящую из набора бессвязных фраз. Язык совсем не слушался свою хозяйку, и как будто жил своей жизнью. Осознавая это, Лена тоже заплакала.

Медсестра, сопровождавшая ее, смотрела с сочувствием и, погладив по плечу, сказала, что ей нельзя сейчас расстраиваться. Нужно немного потерпеть и постараться быть сильной. Девушка в белом медицинском костюме выглядела, как с рекламного плаката «Приходите лечиться только к нам». От нее исходила волна настоящего здоровья, спокойствия и благополучия. Пряди белокурых локонов выбились из-под накрахмаленного чепчика. Белоснежная форма не скрывала безупречную фигуру. Откуда ей,такой красивой, знать, как мне плохо, одиноко и страшно, подумала Лена. Хотелось только одного, чтоб все оставили в покое.

Обследование продолжалось, как показалось Лене, очень долго, но она была этому рада. Наконец-то можно отдохнуть от перемещений и тряски. Очень хотелось спать. Елизавета Александровна помогла перебраться с рентгеновского стола в кресло. По ее лицу Лена догадалось, что все плохо. Придется лечиться, может даже в больнице, подумала женщина. Ну и хорошо. Теперь все открылось и можно не бояться. Уже не было сил скрывать от всех свой диагноз. Только маме бы не говорить и сыну. Их расстраивать не хотелось.

Лена закрывала то один, то другой глаз. Смотреть, как раньше, не получалось. Все предметы и люди двоились. Это началось еще накануне вечером. Но время от времени неприятные симптомы пропадали. Наверное, что-то с глазами, подумала Лена. Надо отдохнуть и все пройдет. Впереди было два выходных дня. Елизавета Александровна сообщила, что снимки и описание готовы. Обнаружено объемное образование в голове. Нужно как можно быстрее отдать документы врачу в своем городе.

Глава 17. Котя (продолжение)

Машина подъехала к крыльцу большого красивого белого дома. Алексей Сергеевич и Наташа, помогли Косте выбраться из машины. Мальчик стал робко озираться вокруг, не выпуская руку девушки из своей ладошки. Он никогда в жизни не видел ничего подобного. Вся территория окружающая дом – утопала в цветах. Это были не просто клумбы и кусты, а необыкновенной красоты растения. Все они источали волшебный аромат. Алексей Сергеевич, потрепав Котю по голове, с улыбкой объяснил, что это Наташина мама выращивает эту сказку каждое лето и мальчик будет не только любоваться, но и помогать ей. Костик радостно закивал в ответ. Ведь он все умеет и всегда помогал соседке Любе в саду. Алексей Сергеевич с дочерью, держа ребенка за руки, повели в дом.

Родители и бабушка Наташи несколько дней тщательно готовилась появлению у них нового члена семьи. Спорили, нужно ли в первый день устраивать для Коти праздник или вести себя как обычно. Что приготовить на обед? Ведь теперь у них в семье будет жить ребенок, а он должен есть правильно. Варвара Сергеевна проштудировав все поваренные книги и советы известных поваров по детскому питанию в интернете, составила универсальное меню, и вручила внучке список необходимых продуктов, отправив за ними на рынок. Наташина мама Валерия Александровна взяла на себя заботу по устройству детской. Она дизайнер по образованию, все проекты для оформления дома делала сама, но всегда учитывала пожелания членов семьи. Наташе, Валерия Александровна доверила купить простые и развивающие игрушки.

Когда Котя появился на пороге дома, все были в сборе. Даже кот Ферапонт, вислоухий британец, и пес Жульен, шароподобный шпиц, с любопытством принялись осматривать и обнюхивать мальчика, прикидывая, чем им грозит его появление в доме. Вдруг он будет дергать их за хвосты или красть из любимых мисок вкусняшки.

Ребенок им понравился. Варвара Сергеевна и Валерия Александровна видели Котю в первый раз, но только взглянув на него, одобрительно кивнули друг другу. Наташа с мамой повели мальчика на второй этаж, где теперь располагалась его комната. Парочка любопытных животных, засеменила следом. Все, затаив дыхание, наблюдали за Костей. Так хотелось, чтоб ему понравилось. Котя, остановился на пороге комнаты пораженный, и не мог поверить, что теперь он будет здесь жить. Весь интерьер детской был в сине-бело-голубых тонах. В ней было огромное количество разных игрушек, на стене висел большой телевизор, а в углу стоял столик с компьютером. На белой кровати лежал плед с изображение «Трансформеров», а в голубом шкафу на плечиках и полках висела и лежала детская одежда. Весь пол застилал мягкий ковер. За второй дверью была ванная комната. Там на полочках находились детские шампуни, расчески, зубная щеточка и куча всяких мелочей. Полотенца на вешалке были синие и белые, а сама ванна в форме машины. Валерия Александровна и Наташа со слезами на глазах наблюдали за Котей. Они видели, как с интересом он рассматривает окружающую обстановку широко раскрытыми от удивления глазами. Сомнений не было – мальчику все нравится. А Косте казалось, что он спит, и проснуться он не хотел. Никак не верилось, что у него теперь свой телевизор, компьютер, а самое главное собака и кот. Котя раньше часто просил маму завести хоть какое-нибудь животное. Он был согласен даже на хомяка или морскую свинку, которых иногда видел в зоомагазине. Но Катя только обещала, что может быть, в следующем году она подарит животное сыну на день рождения. И каждый день засыпая, Котя мечтал, как он будет любить своего питомца и ухаживать за ним, придумывал имена — то для кота, то для собаки или свинки.

В это время Варвара Сергеевна и Алексей Сергеевич ожидали в гостиной и накрывали стол. Несколько раз они переставляли тарелки и перекладывали столовые приборы для Коти, все не могли определиться, где ему будет удобнее сидеть. Ведь теперь это всегда будет его место. Варвара Сергеевна переживала, что вдруг блюда, которые она приготовила, не понравятся Косте. Сын всячески пытался ее успокоить, уверяя – она лучший шеф повар на свете. Действительно, Варвара Сергеевна любила готовить, и побывав с мужем во многих странах, изучала не только языки, но и национальную кухню того народа, где доводилось побывать. В семье, благодаря Варваре Сергеевне, все считали себя знатоками и гурманами. Но оказалось, что накормить высокопоставленных гостей намного проще, чем маленького мальчика.

Наконец-то вся семья собралась в гостиной за столом. Котя и не помнил, когда ел последний раз. Он не думал, что в больнице невкусно готовили. У него просто не было аппетита. Но сейчас перед ним стояли такие красивые тарелки, а в центре стола большая ваза с фруктами, большинство из которых он никогда не видел раньше. Наташа сказала, что сначала они будут есть салат, а потом горячие котлеты с пюре, а на сладкое — торт и мороженое с фруктами и шоколадом. Варвара Сергеевна, все заранее обдумав, решила, что блюда должны быть очень простые и привычные для ребенка, но вот, как она их приготовит – это и будет искусство. Семья с ней согласилась. Котя и правда больше всего на свете любил пюре с котлетами, торт и мороженное. Интересно откуда он это знают? Но то, что Костя ел сегодня, было совсем не похоже на то, что иногда готовила мама. Все просто таяло во рту. Только сейчас малыш понял, какой он голодный. Окружающие его люди, мирно беседовали, обсуждали, какие-то свои дела, но он не чувствовал себя чужим. С ним тоже разговаривали. Бабушка поинтересовалась, любит ли Котя борщ и предложила готовить его завтра вместе. Валерия Александровна, попросила с утра после завтрака помочь ей в саду, а Наташа поехать в магазин за продуктами после обеда. Никогда у Коти не было столько дел. Он был счастлив и конечно же будет всем помогать. Обед закончился и мальчик, как привык дома, стал собирать тарелки со стола. Чтоб помыть. Варвара Сергеевна ахнула и прослезилась. Теперь у нее появился помощник. Но посуду не нужно было мыть руками и все наперебой стали объяснять, как включается посудомоечная машина, и какая выставляется программа. Семья безоговорочно решила поручить эту не простую обязанность Коте.

В это время зазвонил телефон. Это был специалист из органа опеки. Документы на временное пребывание Кости в семье до решения суда подписаны, но появились родственники мальчика и они намерены отстаивать свои права, и не собираются отдавать никому Костину квартиру. Бабушка собиралась стать опекуном и не позволит кому-то нажиться на их горе. Алексей Сергеевич, спокойно, но резко ответил, что, ни о каких деньгах речь не идет. В суде они будут добиваться усыновления Кости, а усыновителям денег не платят, а все, что касается квартиры, мальчик решит сам, когда вырастет. Вся семья испугано смотрела на Алексея Сергеевича. Неужели Котю у них отберут? Каждый про себя думал – он хороший адвокат и бояться им нечего…

Глава 18. Аня и Андрей (продолжение)

Самолет приземлился в южном аэропорту. Выйдя на трап, Аня ощутила теплый, ласковый ветерок. Ощущение близости моря, было волнующе восхитительно. Андрей, одной рукой обнимал жену, а другой держал пакет с подарками, которые они решили не сдавать в багаж. К трапу подкатил автобус, чтоб забрать прилетевших пассажиров, и отвести до здания аэровокзала. Включенные после приземления самолета телефоны начали подавать признаки жизни. Это родители Андрея сообщали, что они приехали и ждут. Багаж подвезли быстро и забрав чемоданы пассажиры прилетевшие этим же рейсом – направились к выходу. Кого-то встречали родственники, кто-то прилетел в санаторий или пансионат по путевке, а остальные видимо запланировавшие отдых «дикарем», выслушивали, как местные жители расписывали все прелести проживания недалеко от моря, в отдельной комнате.

Родители ожидали Аню и Андрея на автомобильной стоянке. Мама в руках держала огромный букет роз. Она была похожа на актрису. Всегда элегантная и очень красивая, Марина Николаевна в белом платье в горох — выглядела очень молодо. Андрей всегда гордился своими родителями, а маму считал просто обворожительной. Максим Вячеславович еще издали увидел сына с женой, и махая рукой, отправился к ним на встречу. Объятия после долгой разлуки были трогательны. Папа, всегда очень сдержанный, расчувствовался до слез. Он безумно любил своего уже взрослого сына и обожал невестку. Они с женой искренне считали, что Андрею необыкновенно повезло с Анечкой. Все трое направились к машине. Марина Николаевна в отличие от мужа и не собиралась сдерживать слез радости по поводу приезда детей. Теперь у нее появились новые приятные заботы.

Машина выехала со стоянки и направилась в сторону города. Дом родителей, находился в десять километров от аэропорта. Анну всегда радовали отношения мужа с родителями. Любовь, уважение, забота и желание в любую минуту придти на помощь, были трогательные и искренние. Точно такое же отношение было и невестке. Аня с первого дня знакомства с родителями мужа ощутила себя членом этой замечательной семьи.

Машина подъехала к дому, который стоял на скалистом возвышении над морем. Он был похож на белый корабль, плывущий по волнам. Перед взглядом открывалась бесконечная водная гладь. Хотелось просто стоять и смотреть на эту необыкновенную красоту. Аня и Андрей не были у родителей уже пять лет. За это время в доме был произведен грандиозный ремонт с внутренней перепланировкой. Все вокруг сверкало белизной и позолотой. Сам дом еще сталинской постройки, с колоннами и вензелями в стиле модерн снаружи, внутри при соблюдении единой концепции, был оснащен самой современной техникой. В гостиной, большую половину занимал телевизор, но надо отдать должное дизайнеру, техника органично вписывалось во внутреннее устройство жилища. Во всех комнатах в вазах стояли цветы, наполняя и без того волшебный морской воздух, нежнейшим ароматом. Устроить обед по поводу приезда долгожданных гостей, решили на террасе увитой виноградом и цветами. Аня с мужем поднялись к себе в комнату, чтоб принять душ и переодеться.

Марина Николаевна накрывала стол, а Максим Вячеславович помогал жене носить тарелки, салатники и вазы. Самое главное блюдо – фаршированную, запеченную на углях форель, он готовил рано утром сам, и по собственному рецепту. Из подвальчика принесли белое и красное коллекционное вино и огромный арбуз. Марина Николаевна, прожив полжизни по служебным квартирам и гарнизонам, и не имея возможности перевозить с собой дорогую посуду и сервизы, сейчас с трепетом относилась к сервировке стола. И делала это вдохновенно, по всем правилам этикета, так как учила ее бабушка в детстве. Марина Николаевна была продолжательницей одной из известных дворянских российских семей и ее интеллигентность проявлялась во всем. Максим Вячеславович, часто рассказывал, как в даже самые тяжелые времена, правила этикета соблюдались, как военный и морской устав. Марина Николаевна всегда говорила, что человек в любой ситуации должен оставаться человеком, а это касается и души и тела. Она филолог с университетским образованием, работала в военных городках учителем русского и литературы.

Анечка с Андреем, переодевшись в новые, купленные специально для южного отдыха наряды, спустились к столу. Вот таким, наверное, и должен быть рай. Море, уходящее далеко-далеко, прямо в небо. Необыкновенной красоты природа, волшебный, и как будто, кристальный воздух, чайки над величественной гладью. Умиротворение и спокойствие. Родители – лица, которых светились от счастья. Марина Николаевна и Максим Вячеславович наконец-то дождались детей в гости.

После того, как разложили по тарелкам салаты, подняли бокалы за приезд и за встречу, Андрей принес пакеты с подарками. Отцу привезли шерстяной свитер со скандинавским рисунком. Он всегда о таком мечтал. Зимой даже на юге холодные ветра. И мощный современный телескоп. Любовь к звездам у Максима Вячеславовича была с детства. Марине Николаевне, долго думая, придя к единому мнению, подарили золотые серьги и кольцо с рубинами и бриллиантами, сделанные на заказ по фотографии. Такой комплект носила прабабушка Марины Николаевны, но драгоценности были отобран у семьи еще во времена гражданской войны. Открыв бархатную коробочку с украшениями, она просто ахнула и заплакала. Андрей с отцом настояли, чтоб «красоту» Марина Николаевна, надела незамедлительно.

Счастливый отпуск начался. Каждый день Аня и Андрей наслаждались возможностью побыть вместе. Купались, загорали, ездили осматривать местные достопримечательности, а вечером, на террасе, готовили семейный ужин и строили планы на следующий день. Марина Николаевна и Максим Вячеславович пытались убедить молодежь, что им нужно родить ребенка. Они понимали, какая у Ани ответственная работа и предлагали забрать будущего малыша к себе на воспитание. Тем более, что брат Максима Вячеславовича планировал с женой переехать с холодного Урала к морю и уже подыскивал дом. Детей у них не было, и единственный внук на две семьи – это просто счастье. Ребенок будет окружен вниманием и заботой. Андрей с Аней обещали подумать над столь «заманчивым» предложением.

Две недели отпуска заканчивались. Время пролетело быстро. Загорелые и отдохнувшие, Аня с мужем готовились к отлету домой, решив для себя, что два раза в году будут обязательно проводить время с родителями. Лучший отдых и представить было не возможно. Телефонный звонок, как непрошеный гость, вторгся в это царство спокойствия и умиротворения. Звонили с работы Анны. Извинившись, объяснили, что возникла проблема, которую нужно было срочно решить. Уже в конце разговора Аня поинтересовалась, как себя чувствуют мать с ребенком, которых она спасла на дороге. Услышав в ответ, что женщина идет на поправку, а ребенка забрали домой родственники, уже хотела попрощаться, но услышала то, чего боялась и о чем старалась не думать. Оказалась, что семья, пострадавшая в аварии, была ВИЧ-инфицирована. Сама женщина является активной СПИД-диссиденткой, и не только не принимает лечение сама, и у нее большое количество вируса в крови, но и пропагандирует отсутствие болезни, как таковой. На них с мужем было заведено уголовное дело по поводу не оказания медицинской помощи ребенку, и они хотели поменять место жительства. У Ани резко закружилась голова. Казалось земля уходит у нее из-под ног. Только одна мысль крутилась в голове – может, все обойдется…

Глава 19. Маша (продолжение)

Закончив принимать экзамен у студентов, Маша, вызвав такси, поспешила к нотариусу. Время было назначено на 15-00, но экзамен затянулся и она опаздывала. Студенты, как назло, пришли плохо подготовленные и никак не могли сосредоточиться, чтоб отвечать на вопросы в билетах. Группа была чужая. Маша присутствовала на экзамене, как член комиссии. Коллеги по ВУЗу уже были в курсе, что Александр находится в больнице и его состояние тяжелое. Каждый, как мог, старался поддержать Машу. Она была благодарна, что никто из педагогов не задает лишних вопросов и не пытается выяснить истинную причину болезни мужа. В душе у Маши происходило что-то ужасное. Чувство тревоги и беспокойства не давало покоя с утра. Мучительное ощущение надвигающейся беды, не оставляло ни на минуту. Маша, как могла, пыталась успокоить себя тем, что Саша в больнице не один, у него всегда кто-нибудь дежурит, но собраться с мыслями не получалось - все просто валилось из рук. Попытки думать рационально, не помогали. Она даже представить не могла, что самое плохое уже случилось, но близкие решили не сообщать Маше печальное известие, дав возможность спокойно работать и заниматься делами, а главное, чтобы она не была одна, когда узнает о смерти Саши.

Оформив доверенность на родителей Андрея, Маша уже собиралась вызвать такси и ехать в больницу к мужу, но на парковке у нотариальной конторы, увидела знакомую машину и все поняла без слов. Она уже знала, что случилось, но пыталась гнать от себя страшные мысли. Слезы потекли по щекам, и в одно мгновение показалось, что средь теплого летнего дня подул пронизывающий ледяной ветер. Вдруг стало нестерпимо холодно. Маша чувствовала, как у нее коченеют пальцы, а мороз пробирается по телу прямо к сердцу. Как же так? Ее не было рядом, когда родной человек умирал. Она должна была находиться с Сашей. Попрощаться и сказать все, что было на душе. Не обвинять и разбираться, а только узнать, почему Саша так поступил с ними? Почему не рассказал обо всем раньше? Ведь этого можно было избежать и он бы жил. Как теперь рассказать дочке, что папы больше нет? Разве она сможет такое понять? Маша боялась даже думать об этом. А как смерть Александра переживет Наталья Петровна? Ведь он был ее единственным сыном. Маша вдруг со всей ясностью и болью ощутила значение страшного слова «был». Это значит, что Александра больше никогда не будет. Они уже привыкли, что работа на вахте – это длительные разлуки, но всегда знала, что Саша вернется домой. А теперь его нет. Муж больше не позвонит и не приедет. Оттуда, куда он ушел, нет обратной дороги и никто не возвращается. Маше, наверное, было бы легче, если бы произошел несчастный случай, и беды было не избежать по чьей-то чужой вине. Но уход мужа из жизни был длительным и добровольным. Он мог просто лечиться, но не сделал этого. Саша не доверился родным людям, решив все и за всех сам.

Звонок на телефоне Андрея, прозвучал неожиданно. Маша вздрогнула от испуга и перестала плакать. Это были родители. Они уже знали о случившемся несчастье от дяди, и просили передать соболезнования Маше и Наталье Петровне. Максим Вячеславович, сообщил, что они с женой уже в аэропорту, и через час вылетают. Встречать их было не нужно, брат отца уже собирался выезжать в аэропорт, а тетя готовилась дома к приезду родственников.

Маша дрожащей рукой достала из сумочки телефон и позвонила Наталье Петровне. Она хотела поддержать свекровь и сказать, что они с дочкой ее очень любят и никогда не оставят, но снова заплакала, как только услышала голос Сашиной мамы. И это Наталья Петровна принялась утешать невестку, говоря, что им нужно быть сильными и пережить это горе вместе. Маша и сама понимала – ради Сашеньки нужно держаться. Она пока не готова сказать дочери о смерти отца, а значит нужно вести себя, как обычно.

Возвращаться домой одной, Маше не хотелось, но нужно было подготовить вещи дочери к отъезду, и Андрей предложил поехать вместе с ней, а потом, забрав ребенка из детского сада, отвести их с Машей к своим родственникам. Там девочка сможет познакомиться с родителями Андрея. Ей уже рассказали, что скоро она полетит на самолете к морю, а мама и бабушка приедут к ней как только смогут. Девочка каждый день смотрела на календарь и считала дни до поездки. За городом было большое озеро, и папа каждое лето учил Сашеньку плавать, но она давно хотела увидеть настоящее море и дельфинов.

Дома Маша, никак не могла найти нужные вещи и решить, что же пригодится ребенку в поездке, и очередной раз, открыв шкаф, вдруг увидела на полке листок бумаги, развернув который, сразу узнала почерк мужа. Это письмо было написано для нее.

«Машенька, любимая моя, прости, что не смог рассказать о болезни. С самой нашей первой встречи, я хотел и не знал, как это сделать. Не прошло ни одного дня, чтобы я об этом не думал. Я предал тебя. Превратил свою жизнь в ад и погубил. Теперь сожалею, но уже слишком поздно что-либо исправить. Болезнь никак не проявлялась несколько лет, и я стал думать, что так мы проживем до старости, вырастим Сашеньку. Мне очень жаль. Прости. Машенька, нет слов, чтобы передать мою боль. Физические страдания ничего не значат по сравнению с душевными переживаниями. Я бы вытерпел любые муки, только бы вам с дочкой и мамой было хорошо».

«Андрей - порядочный и, видимо, надежный человек. Я рад, что ты не одна, и он тебе помогает».

Последние два предложения, вероятно, были дописаны совсем недавно. Почерк Саши было почти невозможно узнать. Кривые буквы говорили о том, каких усилий ему это стоило.

Маша держала в руках листок, и понимала, что прощает мужа. Она почувствовала всю боль, с которой он жил и умирал. Это короткое послание объяснило все. Вот почему они последнее время с Сашей отдалились друг от друга.

Раздался телефонный звонок. Маша вздрогнула от неожиданности. Алексей Сергеевич встревоженным голосом сообщил, что Наталье Петровне стало плохо с сердцем и приехавшая бригада скорой помощи настояла на немедленной госпитализации. Он едет с ней в больницу и просит Машу собрать вещи.

Глава 20. Лена (продолжение)

Измученная и совершенно обессилевшая от проведенных обследований, Лена добралась до гостиничного номера, и, не раздеваясь, рухнула на кровать. Нужно было позвонить маме и сыну, но желания разговаривать не было. Мысли путались, слова забывались и страх, что во время рассказа о результате проведенной диагностики она просто не сможет вспомнить нужные слова, пугал. Лена, решила попросить ребят, поговорить с домашними за нее. Сергей с Денисом – коллеги, сопровождающие в поездке, проводив Лену до комнаты в гостинице, отправились ужинать. Они, в течение дня наблюдая состояние девушки, решили принести еду из ресторана и покормить ее в номере. Тоже изрядно уставшие, а больше удрученные плохим самочувствием своей подопечной, они уже отправили Василисе Викторовне заключение о проведенных исследованиях в центре. И теперь ждали от босса дальнейших указаний. Начальница, несмотря на то, что был вечер пятницы, уже обзвонила всех знакомых, имеющих хоть малейшее отношение к медицине, и решала, куда на следующий день отправить на лечение свою несчастную сотрудницу. Василиса Викторовна, отложила личные и рабочие дела, чтоб заниматься только Лениными проблемами. Осознав, что перспектив на выздоровление почти нет, винила себя за невнимательность и постоянную занятость. Уже давно нужно было отправить Лену к специалистам, а не слушать отговорки девушки по поводу нездоровья. Рядом с ней, такой умной и прозорливой, медленно угасала человеческая жизнь, а она, помогая всем, не смогла разглядеть настоящую беду, которую сейчас никто не знает, как исправить. Врачи в голос объясняли только одно, что попытаться спасти Лену можно, но за результат никто не ручался.

Вернувшись из ресторана, и захватив с собой контейнер с едой, ребята постучались в комнату девушки с намерением покормить, но ответа не последовало. Решив, что она уснула, не стали будить. Лена действительно спала, и ей снился сон. Она вновь оказалась на берегу моря с Вадимом. Лица мужчины было не видно. Солнце слепило глаза, но девушка точно знала, что это он. Стоя поодаль, молодой человек протягивал руки, словно звал подойти ближе, но Лена не могла тронуться с места. Ноги не слушались и все глубже и глубже погружались в горячий песок. Она не понимала, почему Вадим не хочет, подойти сам, и молчит, а ведь ей нужно было столько ему рассказать. Спросить, почему он пропал и оставил одну, когда был так нужен. Вадиму предстояло узнать, что у них родился замечательный сын, так похожий на него. Алеша, хороший и добрый мальчик, всегда нуждался в отце, которого никогда не знал. Лена рассказывала ребенку, какой он у них замечательный, придумывая все новые и новые истории. Обещала, что когда-нибудь папа обязательно приедет увидеть сына. Алеша, на каждый день рождения ждал отца. Плакал и расстраивался, что тот в очередной раз не смог быть на празднике. Мальчик рисовал для него картинки, делал своими руками подарки, а потом складывал в коробку, и прятал под кроваткой, надеясь, когда-то отдать их папе, который обязательно к ним вернется. Лена, всегда говорила сыну, что отец его очень любит, но уехал далеко и пока не может вернуться. У нее была одна-единственная фотография Вадима, где они, красивые и улыбающиеся, стояли на берегу моря. Это снимок был сделан в последний день отпуска, перед возвращением домой. Алеша попросил маму поставить его в рамке на столик у своей постели. На каждый праздник Лена покупала сыну подарки и говорила, что их прислал отец.

Это все, девушка собиралась рассказать Вадиму, боясь, что он вновь исчезнет, так и не узнав, как он им нужен. Лене безумно хотелось обнять любимого, но между ними, как будто возвышалась, незримая и в тоже время непреодолимая стена. Лена никогда не злилась на Вадима, а так же, как и сын, верила, что они будут вместе. Этот сон был больше похож на явь. Состояние необыкновенного счастья, что, наконец - то можно высказать все, что за эти годы накопилось на душе. Не было дня, чтоб Лена, мысленно не встречалась с любимым. Она делилась с Вадимом всеми радостями и переживаниями, происходившими у них с Алешей в жизни. Ей представлялось, что он обязательно слышит ее. Сейчас Вадим был рядом, и, конечно же, никогда больше Лену не оставит. Девушка ощущала себя, как раньше, красивой и здоровой. Но в одно мгновение все стало исчезать, как мираж и только еле слышный голос, будто прохладный ветерок, окутал и проник в сознание Лены: “Меня нет...” Это был голос Вадима. Она узнала бы его из миллионов других голосов.

В дверь постучали. Очнувшись, Лена никак не могла понять, где она находится и куда исчез Вадим? Вернувшаяся реальность была страшнее любого ночного кошмара. Девушка заплакала. Она поняла, что ее любимого нет, и они с Алешей никогда его не увидят. Тихие, печальные всхлипывания, сотрясали истерзанное болезнью тело.

Глава 21. Соня (продолжение)

Состояние Илюши с каждым днем становилось лучше. Он снова улыбаться и к нему понемногу возвращался аппетит. Соня была счастлива и благодарна всем тем, кто лечил и помогал ее сыну. Казалось, что самое страшное уже миновало, и малыш маленькими шажками пошел на поправку. Необходимость консультации в областном центре отпала, и все с нетерпением ждали новых результатов анализа крови на иммунитет и количество вируса в организме ребенка. Персонал не только лечил, но и опекал семью, помогая всем, в чем они нуждались. В палате каждый день появлялись новые игрушки и детская одежда. Илюша радовался и уже мог сам благодарить за заботу. Он знал по именам всех, кто заходил к ним с мамой в бокс, и встречал каждого улыбкой. Никто в больнице не был равнодушен к судьбе несчастной семьи. Медики переживали и радовались вместе с Соней всему, что происходило с ребенком. Илюша был первым маленьким пациентом с таким не детским диагнозом и тяжелой стадией болезни, когда даже взрослые ВИЧ-инфицированные не всегда стойко переносили необходимые процедуры и лечение.

Соня с сыном уже почти два с половиной месяца находились в больнице. Состояние ребенка, казалось больше не вызывало опасений и было решено выписать Илюшу домой под наблюдение детского врача в поликлинике. Светлана Викторовна, лечившая его все это время, строго наказала Соне, что при малейшем ухудшении здоровья мальчика, сразу звонить ей, и, вызвав карету скорой помощи, поступать в стационар. Она почти ежедневно консультировалась с коллегами в областном Центре и переживая за жизнь ребенка.

Соне не хотелось возвращать Илюшу обратно в съемную комнату и она решила продать участок земли с домом за городом, который достался от бабушки в наследство. Женщина почти не помнила маму. Она умерла от рака, когда ей было пять лет. Папа трагически погиб за месяц до рождения дочери. Девочку хотели отдать в детский дом, но бабушка забрала Соню к себе на воспитание. Это было самое счастливое время в жизни Сони. После окончания школы, Анфиса Даниловна отправила внучку в город учиться. Каждый выходной, девушка приезжала к бабушке в родное село. Они вместе лепили пельмени и пели песни. У Анфисы Даниловны был удивительно красивый голос. Казалось, что он как горный ручей – кристально чистый, звенящий. Соня в детстве всегда думала, что ее бабушка – волшебница из сказки. Статная, красивая Анфиса Даниловна, совсем не походила на обычных жителей села. Девочке казалось, что бабуля умеет все. Она шила для Сони платья, вязала шапки, шарфы, кофты, которые они видели на артистах по телевизору или в журнале. Вещи получались настоящие, красивые и яркие. Анфиса Даниловна, даже сшила для внучки из своей старой беличьей шубы, модный зимний жакет. Соня была одета лучше всех в сельской школе, в которой бабушка когда-то работала учительницей. Переехав жить в город после поступления в колледж, девочка никогда не чувствовала себя хуже других. Анфиса Даниловна, многому научила внучку. Соня, помогая бабушке, научилась не только готовить и рукодельничать, но и правилам этикета. Они вдвоем из обычного обеда или завтрака, устраивали настоящий праздник. Летом, на столе в вазе всегда стояли цветы, а зимой еловые ветки с шишками, и весь дом наполнялся ароматом волшебства. Анфиса Даниловна, часто говорила Соне, что жизнь чудесна, если ты сам чудо и только плохие мысли и поступки делают людей некрасивыми, а душа у человека в глазах.

Бабушка прожила трудную жизнь. Родившись в Ленинграде, она потеряла во время войны маму, а отец погиб на фронте. Девочку из блокадного города эвакуировали в детский дом на Урал, в котором она прожила почти год. Маленькую Анфису забрала к себе одна бездетная семья. Это были хорошие люди. Приемный отец, известный инженер – конструктор, был направлен в тыл с заводом, для которого делал важные чертежи. Девочка знала, что работа Антона Павловича секретна, и спрашивать о ней нельзя. Его жена – Софья Андреевна, актриса театра, - учила Анфису французскому языку, поведению барышни в обществе, петь и красиво одеваться. Домработница Дарья Петровна – прекрасно готовила, и, делясь секретами мастерства, рассказывала интересные истории о жизни в Москве. Девочка не чувствовала себя чужой в этой удивительной семье. После окончания войны они все вместе приехали в столичную квартиру, которая находилась в большом, красивом доме на набережной. Мирная жизнь понемногу стала налаживаться. Антон Павлович обещал Анфисе найти ее родственников в Ленинграде. Ничто не предвещало беды, но через три года после победы его и Софью Андреевну отправили в лагерь как врагов народа. Больше Анфиса их никогда не видела. Квартиру забрали. Девочку спасла от детского дома домработница. Дарья Петровна сказала, что Анфиса ее родная дочь, и они спешно уехали вместе обратно на Урал. Там в селе жили ее родственники, где девочка и осталась навсегда. Окончив школу с золотой медалью, Анфиса поступила в педагогический институт, и после учебы вернулась обратно в село уже учителем русского языка и литературы.

Сонина мама Ольга была любимой ученицей Анфисы Даниловны. Девочка из неблагополучной семьи, она частенько оставалась ночевать у своей учительницы, опасаясь побоев отца. Но родители Оли сгорели в своем доме, когда девочка закончила восьмой класс, и она осталась жить у Анфисы Даниловны. Соня всегда знала, что они с бабушкой не кровные родственники, но любила ее больше всех на свете. А сейчас ей предстояло ради сына продать то единственное, что у нее осталось от дорогих для нее людей – дом. Соня знала, что бабушка одобрила бы это решение. Анфиса Даниловна всегда считала, что думать и заботиться нужно о живых.

Эпилог. Глава 1. Аня и Андрей

В последний перед возвращением домой день Аня внезапно заболела. Поднялась высокая температура. Уложив жену в постель, Андрей уговорил её сдать билеты на завтрашний рейс и лететь домой, как только состояние улучшится. Родители полностью поддерживали сына. Все, переживая за девушку, решили, что накануне она слишком долго купалась в море и загорала. Марина Николаевна, осталась дома ухаживать за невесткой, отправив мужчин на рыбалку. Она не отходила от Ани, стараясь облегчить состояние заболевшей. Температура не снижалась даже после принятых лекарств. Марина Николаевна, понимая, что девушке не становится лучше, решила пригласить к ней врача, но невестка наотрез отказалась от помощи.

Собраться домой Андрей с женой смогли только через неделю. Аня все это время почти не разговаривала, стараясь остаться одна. Окружающие считали, что это следствие болезни, и не докучали девушке своим общением. Только Андрей, хорошо знавший свою жену, был всерьез обеспокоен. Он чувствовал, с ней что-то происходит и все ждал, когда же Аня поделится своими переживаниями. Между ними никогда не было секретов, и обещание «и в горе и в радости» молодая семья выполняла не по обязанности, а потому, что доверяла и любила друг друга. Мужчина, наблюдая душевное смятение жены, понимал, что нездоровье не причем, и у желания уединиться должна быть очень серьезная причина.

Родители проводили Андрея с Аней в аэропорт, взяв обещание, что больше они не расстанутся надолго и ждут детей в гости на Новый год. Марина Николаевна плакала, всё повторяя, что будет очень скучать. Отец пытался шутить, но глаза блестели от наворачивающихся слез. Анна всей душой чувствовала, как эти хорошие и такие родные люди искренне любят не только своего сына, но и ее. Пришло время прощаться. Андрей, поддерживая под руку все еще ослабленную после болезни жену, отправился на посадку, чтоб сесть в самолет, который унесет их за тысячи километров от родителей.

В салоне бизнес-класса пассажиров было немного. Аня молчала и смотрела в окно иллюминатора, она не знала, как начать разговор и собиралась с мыслями. Вдруг, повернувшись к Андрею и нежно взяв его руку, сказала, то чего он не мог даже предположить. За несколько дней тягостного молчания, в голове перебирались различные варианты вызвавшие такое поведение Анны, и он был готов ко всему. По лицу жены текли слезы. Она рассказала, что ей звонили из клиники и сообщили о семье, которая попала в аварию на дороге. Эти люди была ВИЧ-инфицированными и Аня, скорее всего, заразилась, когда порезала руку, спасая пострадавшую женщину. Это она знает точно, и все симптомы говорят об этом. Андрей мог ожидать, чего угодно, но не этого. Его сердце готово было разорваться от боли за любимую женщину. Он знал точно – они все преодолеют, и, чтобы не случилось – главное быть вместе. Андрей целовал заплаканное лицо жены и искренне верил в то, что говорил. Анечка ему доверилась, а уж он постарается защитить от беды.

Самолет приземлился в родном аэропорту. Машина ждала их на стоянке. На следующий день нужно было выходить на работу. По дороге домой заехали к тете с дядей, забрать своих котов, которые на время отпуска гостили у родственников и с нетерпением ожидали любимых хозяев. Светлана Васильевна, готовясь к приезду племянника с женой, наготовила огромное количество всевозможных вкусных блюд и аккуратно упаковала все в контейнеры. Коты, как будто подслушав разговоры Светланы Васильевны с мужем, сидели на подоконнике с утра, наблюдая в окно за въезжавшими во двор машинами и увидев знакомую, побежали к входной двери.

Андрей старался, как только мог, заботился о жене, чувствуя вину, за то, что в аптечке не оказалось перчаток. Он был бы рад забрать всю ее боль. Лучше бы он сам заразился, на той дороге. Это не помешало бы ему жить и работать. Андрей понимал, что если анализы крови подтвердят Анины предположения – про профессию хирурга, нужно будет забыть.

На следующий день, выйдя на работу, Андрей узнал, что нужно срочно лететь в Германию, для подписания важного контракта. Все ждали его возвращения. Анна, собирая вещи в дорогу, успокоила, что в клинике все нормально. За время ее отсутствия накопилась гора важных документов и сейчас нужно заняться этим. Андрей не хотел оставлять жену, но она пообещала, что за неделю его отсутствия ничего не случится. Если бы он только мог знать, что больше никогда не увидит Аню живой.

Шёл уже пятый день командировки. Договоренность в подписании документов была достигнута. Андрей каждый день звонил жене и уже собрал вещи к отъезду. Днем купил подарки, которыми хотел порадовать Анюту, и, глядя в глаза любимой, сказать, как она ему нужна, но все рухнуло в одно мгновенье. Звонок дяди застал Андрея, когда тот вызывал машину, чтоб отправиться в аэропорт. Голос Артема Вячеславовича дрожал. Он говорил, что произошла авария. Анечка была за рулем и не справилась с управлением. Дорога мокрая, потому, что был ливень и плохая видимость, но никто не знает, почему она оказалась за городом в такое позднее время. Больше Андрей ничего не слышал. Он сам умер в этот момент. Что происходило дальше, он помнил, и понимал с трудом. Родители, которые прилетели на похороны, родственники, коллеги по работе – все было, как во сне. Андрей не верил, что это происходит с ним на самом деле. Только вернувшись, домой с кладбища, и, оставшись в квартире один, он понял, что это навсегда. Жить не было ни сил, ни смысла. Не помнил, когда и, что он ел. Делать ничего не хотелось. Все для него стало безразлично. Но тут он увидел котов. Всегда веселые, вечно голодные, хитрые и холеные – сидели на кровати, и их вид вывел Андрея из оцепенения. Шерсть, раньше всегда блестящая, стала похожа на старую потрепанную шкурку. Глаза смотрели с такой человеческой тоской, что сердце заныло от боли. Они видимо не ели уже несколько дней, как и их хозяин. Андрей понял, коты решили умереть. Он подошел, погладил их и ясно осознал – Анечка этого не хотела. Она любила его и этих, как они считали двух хитрюг, а которые оказались верными и преданными. Андрей стал разговаривать с животными, как будто они люди. Он рассказал, что ему очень плохо, он не знает, как дальше жить, и если умирать, то вместе. Коты слушали, и казалось, что все понимали. Андрей пошел на кухню, и животные поплелись следом к своим мискам. Все трое ели и делали это друг для друга и для своей любимой хозяйки, которую не хотели расстраивать. Каждый из них чувствовал, что она их видит.

Эпилог. Глава 2. Котя.

Жизнь Коти в семье Наташи была необыкновенной. Мальчик не знал, что может так быть. За свои пять лет, он видел много плохого. Его присутствие обычно мешало. Мама любила Костю, он это знал, но когда к ней приходили гости, она кричала и закрывала его одного в комнате заставляя спать. Он боялся темноты, а свет дома давно не горел. Катя, говорила, что это плохие люди отключили электроэнергию потому, что она не платит. Мальчик смотрел вечером в чужие окна и радовался, что в них светло. Он любил дядю Славу и соседку Любу. Втайне Котя мечтал, что они заберут его к себе, и он не будет мешать маме. Катя пойдет на работу, и у них тоже будет гореть в окнах свет. Тогда он обязательно вернулся бы домой.

Котя не знал, что Алексей Сергеевич воюет с его бабушкой за право оставить его у них в семье. Даже очень хороший адвокат, с трудом смог отстоять, чтобы мальчика разрешили усыновить. Бабушка Кости поставила условие Алексею Сергеевичу, что отступится и отдаст внука, если – квартира Кати будет ее. Она притворно плакала в суде и рассказывала, как любит Котю, а злые люди хотят нажиться на чужом горе. Алексей Сергеевич, сумел доказать, что квартира принадлежит мальчику и это его наследство от родителей и когда он вырастет, сам решит, что делать с принадлежащим ему имуществом. Хорошо, что дядя Кости – Слава, оказался порядочным человеком и выступил в суде в защиту племянника. Он ушел из дома родителей и полностью принял сторону новой семьи Коти, которая, все-таки, решила дать деньги бабушке, но с условием, что она никогда не появится в жизни ребенка. Всего этого Котя не знал. Он переживал, что мамы нет рядом, и она не живет с ним в новой красивой, светлой комнате.

Семья Наташи полюбила Костю. Он стал членом очень дружной семьи. Каждый день ребенок с радостью помогал бабушке готовить вкусные завтраки, обеды и ужины. Мыл посуду, поливал цветы в саду, ездил с Наташей по магазинам за продуктами. Мальчик оказался не только добрым, но и умным. Он легко учился и запоминал все новое. Оказывается, самое большое счастье на свете, когда ты нужен и на следующий день любимые люди рады тебе и ждут помощи. А еще, чтобы всегда был свет в доме и животные. Ферапонт и Жульен теперь переселились в детскую и каждый вечер, топали в комнату Коти спать, который больше не боялся темноты.

Костя считал родителей Наташи – папой, которого он никогда не знал и мамой. Бабушка Варвара Сергеевна рассказывала мальчику интересные истории и учила с ним иностранные языки. Она взяла Котю с собой Москву и Санкт-Петербург. Никогда малыш не знал, что на свете столько интересного. Они летели в столицу на самолете и жили в большой квартире дедушки-профессора. Ездили на экскурсии, в музей, ходили в гости. Котя удивлялся, что совсем незнакомые люди, рады его с бабушкой видеть. Мальчику перед отъездом домашние подарили телефон, и он мог теперь сам звонить им, потому что очень скучал по своей новой семье.

Наташа, пока тянулась история с усыновлением, стала готовиться к поступлению медицинский институт. Она сдружилась со Славой, дядей Кости, который стал ухаживать за девушкой. Семья одобрила выбор дочери. Иногда чужие по крови люди, роднее и ближе всех, кто был с тобой с рождения всю жизнь. И расстаться с ними это не потеря, а освобождение от всего плохого.

Эпилог. Глава 3. Лена

Как только Лена вернулась в город после обследования в диагностическом центре, Василиса Викторовна, предварительно договорившись о месте в стационаре, решила сама сопроводить девушку и поговорить с лечащим врачом. О диагнозе несчастной сотрудницы никто из близких не знал, и Василиса Викторовна решила, что будет доверенным лицом Лены, которая не могла самостоятельно принимать решений, из-за тяжести состояния. Оформив документы в приемном отделении, медицинская сестра проводила их в палату. Василиса Викторовна помогла Лене переодеться и лечь в постель, а после отправилась в ординаторскую к доктору с просьбой – все вопросы по лечению, обследованиям и приобретению лекарств, решать с ней. Даже если это будет требовать денежных затрат. Она все оплатит. Василиса Викторовна убедила врача не сообщать маме пациентки о диагнозе.

Лене с каждым днем становилось все хуже. Начальница организовала своих подчиненных на каждодневное дежурство в палате девушки, которая была не способна без посторонней помощи принимать пищу и совершать гигиенические процедуры. Никто из Лениных коллег не попытался узнать об истинной причине болезни, но помогали всем, чем могли. Василиса Викторовна в очередной раз убедилась, какие правильные сотрудники у нее работают. Через несколько дней после госпитализации Лениной маме пришлось открыть правду о болезни дочери. Необходимо было принять решение, с кем останется Алеша, сын-подросток, если все закончится печально. Доктора не скрывали, что в подобной ситуации можно рассчитывать только на чудо, а они, случается редко.

Прошло две недели. На время всем показалось, что наступило едва заметное улучшение в состоянии больной. У Лены появился аппетит. Она стала улыбаться, и говорить, что чувствует себя лучше. Сильно похудевшая девушка в детской пижаме с ягодками, была похожа на подростка с измученным лицом старушки. На вопрос доктора «как дела?», все еще с трудом вспоминая нужные слова, отвечала, что прекрасно. После двух недельного лечения в стационаре, медики приняли решение выписать Лену домой, и мама забрала дочь к себе. Жить самостоятельно та была не способна.

Через день пребывания дома девушке резко стало хуже. Она уже не вставала с постели, не разговаривала и отказывалась от еды. Ее мучили страшные головные боли. Лекарства, назначенные в больнице – не помогали Нина Михайловна, не знала, что делать. Были выходные дни. Погода, как назло, резко ухудшилась. В начале весны вдруг пошел хлопьями мокрый снег, и началась метель со шквалистыми порывами ветра. Дороги за несколько часов замело сугробами. Карета скорой помощи добиралась долго. Фельдшер, приехавшая на адрес, только развела руками, со словами, что вас выписали только день тому назад. Посоветовала ждать понедельника и вызывать врача из поликлиники. Нина Михайловна, понимая, что так долго ждать нельзя, позвонила Василисе Викторовне и со слезами в голосе молила о помощи. Директор была в отъезде, но велела собираться обратно в больницу, пообещав, что через полчаса за ними приедут. Некоторое время спустя раздался звонок в дверь. Сергей и Денис, взъерошенные, испуганные и мокрые от снега - молодые программисты, сопровождавшие Лену в Центр, стояли на пороге.

Коллеги отвезли девушку в больницу. Палату после выписки еще не успели занять. Два дня Лена приходила в сознание лишь на короткое время. Подчас казалось, что она просто спит. Мама не отходила от дочери, молясь и надеясь, что все обойдется.

Лена умерла на Радуницу, ночью, когда рядом никого не было. Находясь в забытьи, она, вновь оказалась на берегу моря. Была тихая, южная ночь с яркими звездами над водной гладью. Полная луна медленно поднималась из-за линии горизонта. Она видела Вадима, и в этот раз любимый взял Лену за руку, и, улыбаясь, повел к катеру, который унесет их в море далеко от берега. Девушка знала, что теперь они не расстанутся и будут вместе всегда. Лена, как и раньше красивая и бесконечно счастливая, уже не боялась, что проснется.

Медсестра освободившись, зашла в палату, посмотреть, как больная и с порога поняла, что больше ее помощь не нужна. Удивительно было то, что Лена улыбалась, как будто видела хороший сон, но теперь этот сон был вечным.

Нина Михайловна, пришла в больницу забрать вещи. Ей позвонили утром и сообщили о смерти дочери. Она ругала себя, что не осталась дежурить ночью и не простилась с Леной, но вечером заболел внук, и Нина Михайловна была вынуждена уйти. Неожиданно телефон дочери зазвонил. Достав его из сумки, женщина с удивлением увидела на экране «Вадим». Лена за прошедшие годы так и не удалила его номер из контактов. Нажав на кнопку вызова, Нина Михайловна услышала на другом конце женский голос. Это была мама Вадима. Они с мужем решила разобрать вещи и бумаги сына и наткнулись на фотографию, где он стоял, обнявшись с девушкой на берегу моря. На обратной стороне карточки был написан номер телефона и имя Лена.

Вера Сергеевна, мама Вадима, рассказала, что сын умер много лет назад, когда отдыхал на юге. Там произошел несчастный случай. Они с мужем не трогала личные вещи Вадима. Только сейчас нашли в себе силы посмотреть личные записи и бумаги их единственного сына, и, наткнувшись на незнакомое фото, решили позвонить. Нина Михайловна, плача рассказала, что Лена сегодня умерла, но до самой смерти ждала Вадима, и надеялась его увидеть. Рассказала, что у них растет замечательный внук - Алеша, который, как две капли воды похож на своего отца. Нина Михайловна, слышала, как в далекой Москве, Вера Сергеевна плачет и говорит мужу, что у них, оказывается, есть внук, сын Вадима. Женщины плакали каждая о своем и о чужом ребенке. Их объединило общее горе. Нина Михайловна, поняла, что не может не бояться за Алешу. У внука появились бабушка и дедушка и они уже спешат к нему.

Эпилог. Женя. Глава 4

Прошло три месяца после выписки из больницы. Женя чувствовал себя с каждым днем все лучше и лучше. Лекарства хоть и медленно, но стали помогать. Иммунитет стал восстанавливаться, и это уже было хорошо. Врачи, назначая лечение, предупреждали, что нужно набраться терпения и верить. Женя чувствовал – силы возвращаются. Он не быстро, но набрал потерянный вес. И хоть старые вещи были еще безнадежно велики, мужчина больше не был похож на узника концентрационного лагеря, и врач в поликлинике разрешила приступить к работе. О смерти Женя уже не думал.

Дома с женой состоялся неприятный разговор. Даша сообщила, что уходит от него к другому мужчине. Женя, еще находясь в стационаре, почувствовал перемену в отношениях, но гнал от себя дурные мысли. Лечиться Дарья так и не согласилась. Она чувствовала себя прекрасно и не желала даже слушать о таблетках. Женя пытался убедить ее сделать это ради дочки, но безрезультатно.

Собрав вещи, Даша покинула дом, почти сразу после выписки мужа из больницы. Оказывается, она просто ждала его возвращения. Новый избранник не знал о болезни женщины, и она не собиралась посвящать его в это. Алина осталась дома с Женей. По словам Дарьи, ее новый муж не любил детей и ему нужно время, чтоб привыкнуть к ребенку. Да и дома дочери будет лучше. У нее здесь своя комната и рядом школа, а она будет приходить в гости к ним, когда сможет.

Женя безумно любил дочь и был рад, что Даша не забрала ее. Собрав вещи, они с Алиной решили перебраться к Алексею Сергеевичу, который, только узнав о разводе сына, пригласил его с внучкой пожить к себе. Отец Жени сделал предложение Наталье Петровне, и она жила в его доме. После смерти Саши прошло слишком мало времени и они решили тихо расписаться, а свадьбу для родственников устроить через год. Женя был рад за отца и Наталью Петровну. Она ему очень нравилась. Добрая, заботливая, новая жена папы, наполнила дом любовью и радостью. Женя видел, как отец после долгих лет одиночества - счастлив. Дом Алексея Сергеевича был большой, и место хватило всем. Отец, часто шутил, что он хитрый и дальновидный, и поэтому построил целый дворец. Он верил и знал, что у него когда-нибудь будет большая семья.

Продолжение следует.

Logo